ИНТЕРВЬЮ В СЕВАСТОПОЛЕ С ИГОРЕМ АЗАРОВЫМ

 
 
 22 / 11 / 17
 
 22 / 11 / 17
 
 22 / 11 / 17
 
 22 / 11 / 17
 
 22 / 11 / 17
 
 22 / 11 / 17
 
 22 / 11 / 17
 
 22 / 11 / 17
 
 22 / 11 / 17
 
 22 / 11 / 17
 
 31 / 10 / 17
 

«В севастопольцах я уверен» (Борис Колесников)

 

Наш собеседник — член Генерального совета партии «Единая Россия», секретарь Севастопольского регионального отделения партии «Единая Россия» Борис Колесников.

Борис Дмитриевич, начиная беседу, сразу сказал, что не требует ни предварительного предоставления вопросов, ни последующего согласования с ним текста интервью, который будет опубликован. И разрешил задавать «любые вопросы». Впрочем, в ходе нашего общения, он дважды подчеркнул, что журналистов не любит.

Видимо, есть за что. Остается надеяться, что мы свою работу сделали качественно.

— Сто лет назад, летом 1917 года, проходил I Съезд советов. Лидер меньшевиков, министр почт и телеграфов Временного правительства Ираклий Церетели сказал: «Сейчас в России нет партии, которая могла бы одна взять на себя весь объем политической ответственности за происходящее в стране». Цитирую не дословно, а по сути. На эти слова свой знаменитый ответ дал Ленин: «Есть такая партия!»

Это к тому, что сейчас у нас тоже «есть такая партия» — «Единая Россия»? Эта партия может?

— Эта партия не только может, но уже и взяла на себя весь объем политической ответственности. Дмитрий Анатольевич Медведев, руководитель партии, возглавляет Правительство России, у «Единой России» — конституционное большинство в Государственной Думе. На уровне Севастополя — у единороссов в Законодательном собрании города 22 места из 24. Так что ЕР является правящей партией и, конечно, ответственна за все, в том числе и за так называемые «непопулярные меры».

Когда оппозиция предлагает, допустим, освободить от земельного налога людей, имеющих менее восьми соток, или отменить транспортный сбор — избирателям такие идеи нравятся. Но оппозиция не несет ответственности за последствия «привлекательных» решений. Давайте выстраивать систему приоритетов. Военные операции в Сирии — они чего-то стоят? Строительство моста через Керченский пролив — оно чего-то стоит? Вместе получатся огромные деньги, мы не маленькие дети, понимаем, как и откуда эти деньги берутся. Наша партия поддерживать в ущерб государству чужой популизм не будет.

Да, есть решения непопулярные. Надо их не только разъяснять людям, надо иметь смелость отвечать за них. Я не хочу сказать, что мы умнее всех и работаем без ошибок, которые могут совершаться на разных уровнях.

Важно оценивать свою работу критически, не только видеть и признавать, но и оперативно устранять ошибки, а не ломиться вперед с тупым упорством трактора.

Если считать, что результаты выборов — лучший критерий работы политической партии, то нас устраивают такие результаты. Обратитесь к данным по выборам, прошедшим 10 сентября, не только в Севастополе, а по ряду регионов. Показательный итог.

— Вы сказали, что в севастопольском городском парламенте у «Единой России», кроме двух мандатов членов ЛДПР, 22 места. Там какая при выборах пропорция была: половина — по партийным спискам, половина — по мажоритарным округам?

— Нет, по округам — восемь мест, по спискам — 16.

— Почему-то принято считать, что депутаты-мажоритарщики — это как рабы на галерах, связанные по рукам и ногам проблемами округа и его жителей, а депутаты, получившие свои мандаты по спискам, — «вольные стрелки». В Севастополе это так?

— Я бы не разделял. Все-таки очень многое от самого человека зависит. Я, например, «списочник», но прямо сейчас могу показать десятки заявлений от избирателей, из совершенно разных округов. У нас гораздо проще найти депутата, чем достучаться до своей управляющей компании — людей волнуют сугубо бытовые вопросы, а не «высокая политика». И наши депутаты никогда не скажут: «Гражданин, вы не с моего округа». У нас все ведут прием по графику в партийной приемной. А есть еще муниципальные депутаты, их, к сожалению, знают меньше, а там много очень хороших, ответственных людей. У «Единой России» из 120 муниципальных депутатов в Севастополе — 87 мест. Это большая ответственность!

Еще раз скажу: партия большая, люди разные. А в правящую партию, психологически это понятно, стремятся вступить многие.

— Для молодежи членство в правящей партии — хороший социальный лифт...

— А вот тут не похвастаюсь: у нас это пока не получается. В свое время я даже с тогдашним губернатором Сергеем Ивановичем Меняйло серьезно обсуждал этот вопрос. Не получается пока. Но будем искать пути, будем решать.

Вообще интересно: по данным социологии, «Единую Россию» поддерживает огромное количество именно молодых людей. Но на выборы они не ходят. А у коммунистов электорат куда более пожилой, но там на выборы ходят все.

— Хочу понять логику. Правящая партия. 22 места в Заксобрании. Почему руководитель партии — не губернатор?

— Вполне логично, что губернатор находится вне партий, как, кстати, и Президент РФ, хотя вектор поддержки совершенно очевиден. Кандидатуры на пост губернатора мы провели через процедуру — ох, не люблю я эти американизмы — праймериз, предварительных выборов. У нас было шесть претендентов. Из 75 делегатов конференции 57, по памяти сейчас говорю, поддержали выдвижение от ЕР кандидатуры Дмитрия Владимировича Овсянникова. Мы всех своих претендентов провезли по всем севастопольским муниципальным образованиям, все встречались с людьми, все озвучивали свои программы, отвечали на вопросы, не всегда простые и лицеприятные. Так что работу севастопольское отделение провело большую, и ее итогами мы удовлетворены.

Что касается ответственности и контроля. Вот, например, вице-губернатор Гладков Вячеслав Владимирович — по партийной линии, как секретаря отделения ЕР в Севастополе, — мой заместитель, член Президиума политсовета. Мы очень тесно работаем с руководителями всех структурных подразделений городского правительства. Сегодня, например, ждем для серьезной беседы директора департамента здравоохранения.

Кстати, немного отвлекусь. Космонавт Антон Николаевич Шкаплеров у нас тоже в политсовете. В 2018 году все СМИ сообщат: в Севастополе член политсовета «Единой России» в космос улетел! (Смеется).

Если же серьезно говорить, у нас очень живое взаимодействие с Правительством города. К примеру: стоянка транспорта в Артиллерийской бухте. Правительство попросило провести независимый опрос, чтобы выяснить мнения горожан. Мы мобилизовали волонтеров, опросили 911 человек. Итог: 27 человек поддержали стоянку, 15 — ни то, ни се, все остальные против категорически. Все, пешеходная зона. Это, конечно, не совсем классическая партийная работа, но это работа на город, в котором всем нам жить.

— Мне интересно сравнить: как в Севастополе и в Симферополе происходило становление партийных организаций «Единой России». В Крыму члены украинской Партии регионов, осознав, что «украинство» на наших просторах закончило течение свое, дружно подпрыгнули, переобулись в прыжке и приземлились уже единороссами. В Севастополе ведь было не так?

— Сейчас много героев... Некоторых послушать, так если бы не он, тут бы до сих пор трезуб торчал. Когда я 23 февраля пришел на митинг, там было столько человек, что не вмещала площадь. Люди пришли отстоять свой город, и уже все равно, в каких партиях они состояли до этого. Я тогда создал движение «Республика», то есть «общее дело», если переводить с латыни. Это были дня четыре такой революционной романтики. Создавались отряды самообороны, выставлялись блокпосты. А настоящая работа шла за нашими спинами, и когда появились «вежливые люди», стало ясно, что вопрос решен. При этом в Севастополе все было четко и быстро — военный город все-таки.

Поэтому никак не могу согласиться с лозунгом «Севастополь без бывших!» Хотя, конечно, все очень непросто. Депутаты городского совета, последнего украинского созыва в Севастополе, регионалы, присвоили себе право кроить и раздавать дорогую севастопольскую землю. Естественно, строительство всеобщего благополучия они начинали с себя. Есть у нас латифундисты, которые теми участками и сегодня торгуют. Это надо знать. Но... лозунг «Севастополь без бывших!» — это то же самое, что Севастополь без севастопольцев. Все взрослые люди тут «бывшие», все эти 23 года как-то свою жизнь устраивали, причем многие, кроме Украины, ничего и не знали, и не видели. И среди «бывших» много способных, полезных городу людей оказалось, профессионалов. Но их опыт в должной мере не используется.

— А Ваш путь как пролегал эти 23 года?

— Я был офицером милиции, на оперативной работе. Украинскую присягу принимать категорически отказался. И следующие 23 года из жизни практически вычеркнул. Я это сделал в сознательном возрасте. Молодые ориентироваться не могли, более старшие так резко тоже не могли жизнь менять. А я ушел в адвокатуру и работал только на себя. Никаких завышенных требований предъявлять к людям задним числом не надо.

В этом смысле мне очень близка позиция Президента России: нет «бывших», есть нынешние граждане Российской Федерации, ко всем нужно относиться ровно.

На мой взгляд, Крым поступил правильно, а мы в Севастополе совершили ошибку, которую до сих пор расхлебываем. Это мое мнение.

— Мне не хочется открывать дискуссию и приводить контраргументы, а их немало. А о «бывших», как Вы их называете, скажу пословицей: волк линяет, а зубов не меняет.

— Возможно, есть аргументы «за» и «против». Может, и нельзя в один миг стать сознательным гражданином РФ. Но смотрите, даже те в Севастополе, в нашем Заксобрании, кто выдвигает лозунг «Севастополь без бывших!», сами те же «бывшие». Ну не вчера же они родились. И как-то 23 года, хорошо ли, плохо ли, вписывались в Украину. Но я никогда и никого этим не тыкал и не тыкаю.

— Вот еще что хочу спросить: после отказа от украинской присяги Вам пытались мстить?

— Все-таки 23 года вычеркнуты из жизни, я это уже говорил... Встречаю тех, с кем служил. Все уже на покое, с выслугой, с большими пенсиями — уходили в солидных чинах. Я ни о чем не жалею. Я дал себе тогда зарок, что не только не буду служить в милиции, а вообще не стану работать на Украину.

Помните, когда в 2008 году Ющенко велел всем госслужащим перечислить дневной заработок к какой-то там фонд поддержки Саакашвили? Я тогда психанул и вообще перестал платить налоги этому недогосударству. И поробуй меня, адвоката, за руку поймай...

— Ну Вы идейный борец...

— О таких, как я, говорят: мама стоя рожала. (Смеется).

А что касается мести... Так город у нас от момента своего основания был пророссийский. Если сверху и шли какие-то сигналы, то внизу, на уровне исполнителей, и гасли.

— Что у Вас сейчас в ближайших планах самое главное?

— Если отвлечься от текущей работы, от депутатских забот — то выборы.

Я понимаю, кого мы будем поддерживать, даже если он пойдет не от нас. Съезд партии в декабре. Он решит сам, как ему лучше: от партии или самовыдвижением. Это основатель партии и наш духовный лидер. И я до конца жизни буду помнить, что он сделал для Крыма в 2014 году, от чего он нас тогда спас и уберег. Здесь такое могло быть, что война в Чечне раем бы показалась. Тут были бы страшные дела. Он не допустил.

— Как Вы относитесь к тому, что подчас звучит в коридорах власти: пока Владимир Путин президент, Севастополь и Крым — это Россия, а далее «возможны варианты»?

— Мне вспомнилось сейчас, как в 2014 году нас из Георгиевского зала, после речи Путина, привезли в Госдуму. Когда говорил президент, муха не смела жужжать... А в Думе — каждый говорит и слушает себя. Но я не об этом. Запомнились слова симферопольского Владимира Константинова, председателя Госсовета: «Пожалуйста, не дарите нас больше никому!»

Кто сейчас осмелится тронуть Крым и Севастополь? Украина? Турция? Смешно представить. Народ отсюда в Сибирь не побежит. Или они будут тут нас «зачищать»? Бред! Бороться будем за свою Россию. В севастопольцах я уверен.

Крым, Севастополь — это только Россия.

И хочу сказать слова особой благодарности Екатерине, ее не зря Великой называют.

— Хорошо, что в Севастополе есть памятник Екатерине II. Но историческая справедливость требует и памятника Потемкину. Когда я записывал интервью с Екатериной Борисовной Алтабаевой, видел в ее кабинете замечательный макет памятника, но не решился спросить. У Вас спрошу: где и когда?

— Когда в Севастополе устанавливали памятник Екатерине, Ющенко заявил: «Если где-нибудь ей памятник поставят, я в тот город не поеду». И я сказал: «Тогда давайте ей два памятника поставим!»

Сейчас это все романтично выглядит, а в те дни не до смеха было. Бандеровское МЧС имело приказ памятник ночью тросом сдернуть и демонтировать. Мы ночами дежурили. И готовы, поверьте, были к самым решительным действиям.

А князь Григорий Потемкин... Вы ради интереса по городу пройдите и спросите людей: а кто это — Потемкин? Я думаю, ответы вас здорово озадачат... Это же все 23 года мракобесия, это злосчастное ЕГЭ...

Стыдно даже рассказывать вам: недавно просил составить мне список улиц Севастополя, названных в честь героев Великой Отечественной войны. Так мне туда и Нахимова вплели... Молодежь не знает. Это большая проблема.

Конечно, памятник Потемкину свое место в Севастополе займет. Но не раньше, чем развеются потемки в некоторых головах...

— Что же остается для души?

— Я веду блог. А еще — фото. Времени совсем мало на это, поэтому именно на уровне хобби. Что у нас фотографируют чаще всего? Я недавно думал об этом. Конечно, Памятник затопленным кораблям, храм в Форосе, Ласточкино гнездо.

Но меня больше всего у нас очаровывает Графская пристань. Вы как-нибудь сделайте себе подарок: окажитесь там часов в пять утра, когда встает солнце и посылает сквозь строй колонн на черный асфальт красные лучи своего света...

Это безумно красиво!

В рамках проекта «Интервью в Севастополе»
литературного редактора информационного агентства Игоря Азарова

 
  << назад

При использовании материалов сайта, ссылка на «Информационный канал Севастополя» обязательна


..........................................................................................................................................
ещё >>
 22 / 11 / 17 20:09 
 22 / 11 / 17 18:43 
 22 / 11 / 17 18:31 
 22 / 11 / 17 15:49 
 22 / 11 / 17 14:54 
 22 / 11 / 17 12:21 
 
Яндекс.Погода
 
 
 

© 2015-2016 г. Информационный канал Севастополя
Россия, г.Севастополь, ул. 4-я Бастионная, 1

При использовании материалов с сайта www.ikstv.ru обратная ссылка обязательна.

Отдел новостей;
+7 (8692) 54-51-12
+7 (8692) 54-36-30
e-mail: news@ikstv.ru
Студия прямого эфира;
+7 (8692) 54-62-72
+7 (8692) 55-41-22
Отдел рекламы;
+7 (978) 023-32-00
+7 (8692) 54-63-77
e-mail: reclama@ikstv.ru
Яндекс.Метрика 200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время Рейтинг@Mail.ru
up