БУДЬТЕ В КУРСЕ СОБЫТИЙ

 
 
 20 / 11 / 17
 
 20 / 11 / 17
 
 20 / 11 / 17
 
 20 / 11 / 17
 
 20 / 11 / 17
 
 19 / 11 / 17
 
 19 / 11 / 17
 
 19 / 11 / 17
 
 19 / 11 / 17
 
 19 / 11 / 17
 
 09 / 11 / 17    08:15
 

«Задача была поставлена очень четко: навести порядок» (Вадим Кирпичников)

 

Наш собеседник — руководитель Главного управления потребительского рынка и лицензирования Вадим Кирпичников

Сфера торговли у нас в стране, пусть потом критикуют меня за эти слова, в последний раз была относительно благополучна в 1913 году. И все, кто там потом пытался навести порядок, либо очень быстро отступались и отказывались от своих намерений, либо, простите, сворачивали себе шею. Но времена изменились. На смену бесконечным социальным экспериментам, подчас авантюрным, пришли порядок и закон.

Естественно, порядок и закон должны быть основой любой деятельности, и торговля здесь не исключение. В Севастополе за сферу торговли отвечает Вадим Кипичников. Вот мы у него и спросим, а как у нас в торговле с порядком и законом?

— Вадим Михайлович, Вы занимали ответственные посты в Тольятти и Самаре, успели набраться необходимого опыта в том деле, которым сейчас занимаетесь у нас. Скажите, есть ли у Севастополя своя специфика, или везде по России проблемы в сфере торговли примерно одинаковы?

— Общая специфика Севастополя связана, прежде всего, с переходом из украинского в российское правовое поле. Отличия здесь кардинальные, особенно в той отрасли, которой руковожу я, если не касаться других «кафедр».

— Что самое, на Ваш взгляд, принципиальное?

— Назову. Документом на размещение стационарного торгового объекта при Украина был так называемый паспорт привязки, который по определенным правилам выдавался на пять лет и не предусматривал платежей в бюджет. В российском законодательстве договор на размещение торгового объекта, как и любой другой договор аренды земельного участка, предусматривает платежи в бюджет.

— Ежегодные?

— Ежемесячные. Исходя из размера торгового объекта и кадастровой стоимости земельного участка, такие платежи могут в Севастополе достигать существенных сумм. Допустим, летняя площадка ресторана в Артбухте. Там стоимость аренды может достигать и сотни тысяч в месяц.

Конечно, очень сложно предпринимателям перестроиться, причем многие и не торопятся. ФЗ-6 — один из основных юридических документов, который гарантировал не только предпринимателям, но и физическим лицам сохранение прав, предоставленных по украинским документам. Однако и украинских документов тоже есть срок действия, они не вечны.

Все это составляет значительный объем работы именно с севастопольской спецификой.

Если же все это в сторону отложить, в остальном каких-то ярких специфических проблем не существует. Мало того, я бы сказал, может, это и немного крамольная вещь, но то засилье «наследия 90-х», обычное для крупных городов России, от Москвы до Самары и Екатеринбурга, когда все площади, центральные улицы, остановки метро превратились в стихийные рынки, Севастополь затронуло мало. Здесь исторически всегда было гораздо больше порядка.

Да, есть нюансы, но такого количества «приветов из 90-х» в Севастополе нет.

Специфика сложная, если смотреть на отрасль торговли глубже. Она связана с отсутствием достаточно серьезных площадей. Севастополь — город весьма сложного рельефа. Крупному инвестору, который строит большой торговый центр с обширными складскими помещениями, с соответствующим паркингом, стандартными для федерального города, нужно 15-18 гектаров с учетом подъездных путей. Это совсем не мало. И найти такие площадки на территории Севастополя непросто. Вот, например, Краснодар совершенно плоский, а у нас ровная дорога разве что на Острякова... Поэтому приходится на более малоформатные объекты ориентироваться.

— Один из самых непростых вопросов у нас — цены. Севастополь город дорогой.

— Да, Севастополь город дорогой. Это иногда излишне драматически преподносится, впрочем. Росстат дает точные данные: мы действительно повыше среднего уровня по ценам, но это не критично. По ряду направлений в Севастополе цены не только не выше, но и ниже, чем у ближайших соседей по Южному ФО.

Государственного регулирования цен на продукты питания у нас не существует, это физически невозможно. Нельзя указать, по какой цене продавать хлеб, картошку или колбасу. Мы понимаем, к чему это сразу же приведет.

Следовательно, нужно создавать условия для прихода к нам крупных федеральных торговых сетей. Это в общественном мнении часто сопряжено с каким-то негативом, но другие регионы России этот этап давно прошли.

К примеру. Крупнейшая федеральная сеть — магазины «Магнит» — при заходе, а я знаю, о чем говорю, уровень цен снижался сразу на 25%. Это весьма агрессивная ценовая политика: другим игрокам на рынке приходится свою маржу снижать.

— По сути дела, это демпинг?

— По сути — да. Но в конечном итоге выигрывает от него потребитель. Это бизнес высоко уровня.

— А знаете, как в Севастополе говорят? Вот, пришел Кирпичников, он душитель мелкого бизнеса и проводник интересов крупных торговых сетей. Так это? Спрашиваю, глядя в глаза.

— Понимаю. Отвечу так: законный мелкий бизнес никто душить не может. Иначе по каждому такому конкретному случаю надо немедленно писать заявление в соответствующие органы, а к товарищу или господину Кирпичникову применять соответствующие меры — вплоть до уголовных. Это серьезные вещи.

А незаконный бизнес, то, что, может, при некотором попустительстве властей, сложно сказать, складывалось долгие годы... Когда торговые объекты оказывались поперек проезжих дорог, на газонах, на тротуарах, во дворах...

— Это, как я понимаю, мы переходим к острому вопросу о борьбе с НТО?

— Конечно. Здесь сложная, многоплановая проблема. Эта ниша бизнеса формировалась с 90-х годов прошлого века. И здесь нет какого-то местного эксклюзива — явление для России повсеместное. Тогда производство в стране практически остановилось, предприятия закрывались. Чтобы выжить, народ ринулся в торговлю.

Причем, хочу это особо подчеркнуть, совершенно разный уровень жизни у хозяина крохотного ларька и владельца сотен киосков. Понимаем с вами, о чем говорим.

...Проще всего было бы сказать: наследие 90-х, никаких документов нет — и геть все отсюда!

Один из наиболее ярких для Севастополя примеров — так называемый Сталинградский рынок. Не могу сообщить, кому пришла в голову мысль перегородить дорогу, закрыть въезд в микрорайон для пожарных машин, для карет «скорой помощи»... Кстати, под самим рынком еще и проходит труба высокого давления... Как можно было там строить рынок? При этом о каких-то разрешительных документах, как перекрыли проезжую часть, и говорить не стоит.

Проще всего было бы пригнать туда бульдозер и снести все с поверхности земли. Но это порядка 320 торговых мест. И все это — люди, за которыми их семьи, это их рабочие места...

— Каков же выход?

— Наша задача — предоставить таким людям новые торговые места. С лета практически еженедельно мы выставляем места, которые есть в нашей схеме, на которые ни у кого нет документов. Если заявитель один — получит новое место без конкурса, без аукциона, с ним заключается договор. Конечно, «вкусные», так скажем, места собирают и десять заявителей, и даже больше. Аукционы проходят очень живо.

Вся информация об этом совершенно открыта, доступна, ее без труда можно найти на сайте правительства города.

Мы должны дать законный путь людям: здесь торговать нельзя, а здесь — можно и нужно, но по российским законам, с соответствующим договором. И более того. У нас на действующих рынках и ярмарках есть более 700 свободных мест.

Поймите, ситуация складывалась десятилетиями. Поставил человек киоск во дворе, он уже к дереву прирос... А тут оказывается, что бюджетные средства выделены, и там будет создаваться детская площадка. Поднимается волна: а я? а куда? а документы? а я тут 15 лет стою... По-человечески все это понятно. Но действовать нужно в рамках закона.

— Это как?

— Вернемся к тому, с чего я начал. Все торговые объекты предполагают плату в бюджет за аренду земли. В апреле, когда я пришел сюда на эту работу, менее 200 договоров было на размещение по НТО. На весь огромный город! Тут только визуально порядка двух с половиной тысяч ларьков и киосков.

— А сегодня таких договоров сколько?

— Сейчас их семьсот.

— Немного все-таки...

— Да, немного. Но, поверьте, это деятельность крайне тяжелая. Только начало работы по демонтажу НТО привело к тому, что подобные договора начали заключаться. Это все звенья одной цепи. Если бы мы не начали демонтировать, а говорили бы: «Дорогие наши предприниматели, у вас есть право к нам прийти и заключить российский договор и начать по нему платить деньги в бюджет, вы уж, пожалуйста придите!» — что бы мы услышали? А вот какой бы ответ получился: «А зачем? Мне эти 10 тысяч лишними не будут. Да, я тут стою и торгую незаконно, но украинские документы у меня есть...срок их, правда, вышел... Да, у меня есть право заключить российский договор — но к чему спешить?»

— То есть демонтаж НТО — нечто вроде звонка будильника?

— Можно так сказать, но эта ломка не самоцель. Цель — приведение города в порядок.

Видимо, когда после войны лучшие архитекторы страны восстанавливали Севастополь, они не думали о том, что новые дома с улицы и видно-то не будет, а на всех перекрестках налепят киосков — беленьких, синеньких, кривеньких...

На том же Приморском бульваре, на набережной Корнилова жители и их гости должны любоваться городом, с не протискиваться между лотками неведомо с чем.

Кстати, сувенирных лавок, облепивших Приморский бульвар, на нашей схеме нет. И соответствующих магазинов с сувенирной продукцией в центре предостаточно.

А ведь многие торговцы уверовали в свою безнаказанность. Яркий пример — поворот на Студгородок, где взяли и поставили огромный павильон. А вспомнить ту же набережную Назукина в Балаклаве, превращенную в стихийный рынок. Но это же памятник культуры!

А демонтаж — да, это звоночек для «спящих» предпринимателей: просыпайтесь и оформляйте договоры, как требует закон, начинайте платить деньги в бюджет.

Мы же еще понимаем, что люди, у которых бизнес и с законом отношения сложные, очень уязвимы для разного рода теневых элементов — суровых парней, которые либо «помогут», либо заставят решать все вопросы... А когда все законно, все документы есть — тогда предпринимателя голыми руками не возьмешь.

— А Вам самому не угрожали те, чьи интересы Вы как-то ущемили?

— Нет, угроз в свой адрес я не слышал. В отставку меня «отправляют» регулярно, но угроз не было. Вот если бы я снес чей-то ларек, а на том месте поставил свой, «от Кирпичникова», тогда угрозами дело, может быть, и не ограничилось.

Понимание степени коррупциогенности этой работы максимальное, стремится к 100%, я в этом отдаю себе полный отчет, я уже в этой сфере работал.

Когда я шел на эту работу, имел предварительное собеседование с губернатором. Задача мне была поставлена очень четко: навести порядок.

Мое преимущество именно в том, что я приезжий. Потому что мы прекрасно понимаем: Севастополь практически 23 года выдерживал осаду, и все в городе очень тесно связаны между собой, причем не только родством. Назначить «на торговлю» приезжего было, возможно, единственным способом «расшить» ситуацию. (Смеется).

У меня здесь нет ни родственников, ни кумовьев, нет подвязок, нет коммерческих интересов. И есть при этом голова на плечах, не позволяющая здесь всем этим обзаводиться. Мне проще, для меня все одинаковые.

Есть у нас в управлении такое полушутливое-полусерьезное указание, ведь сотрудники мои в городе разное слышат: если тот или иной торговый объект связывают с именем Кирпичникова — ставьте его на снос в первую очередь.

— А Вы сталкивались с тем, что кто-то из органов власти, из «структур», как раньше это называли, «крышует» торговцев?

— У меня в городе один высший руководитель — Дмитрий Владимирович Овсянников. И я железобетонно уверен, что никакого незаконного бизнеса у него тут нет. А все остальное... Мне даже как-то сложно представить. Это давно пройдено, сейчас такого нет и уже не будет никогда.

— Я бы все-таки вернулся еще раз к теме захода в город крупных торговых сетей. Не рвутся они к нам?

— Есть у нас больной вопрос: отсутствие в городе распределительного центра. Сейчас поясню, что это такое.

Что нас беспокоит больше всего? Продукты питания. Не лучшая у нас ситуация по мясным продуктам, колбасам, птице, молочным продуктам. Севастопольского и крымского нам не хватает, естественно, ценник дорогой. Если что-то удовлетворяет по цене, а это откуда-то с Кавказа, то никак не радует качеством. Используя старые свои наработки, я очень много общался с крупными агрохолдингами Юга России. Они готовы с нами сотрудничать. Но экономика наша сегментирована — у производителей нет часто ни транспорта, ни продавцов. И главное — им нужно ежедневно разгружать у нас по 5 фур: а куда? Сами по магазинам они ничего развозить не будут.

Даже логистика, которая реально дорогая, просчитывается и не слишком уж пугает. Нужен именно распределительный центр, причем добрая его половина — холодильные помещения. Сейчас продукты, замороженные в камень, уже никому не нужны. Все «охлажденкой» должно быть, нужен соответствующий температурный режим хранения товара.

Я возлагаю большие надежды на появление в Севастополе распределительного центра и заход к нам федеральных торговых сетей.

При этом строительство распределительного центра, на 7-м километре, внесено в число приоритетных проектов, это тот вопрос, который движется. А привлечением в город федеральных торговых сетей сейчас еще активно занимается Корпорация развития Севастополя.

И чем оперативнее все это нам удастся сделать, тем разнообразнее будет наш ассортимент и тем умеренней станет ценник.

— Так вышло, что мы долго говорили о вопросах сложных и даже болезненных. А что Вас приятно поразило в последние дни?

— Вы вспомните дни 31 октября и 1 ноября — ураган, ливень, гроза, град... Оба рабочие дня я активно перемещался по городу, моя работа долгого сидения в кабинете не предполагает. И вот после всего этого ненастья, когда распогодилось, смотрю я на свою белую машину — а она чистая, как из мойки! Это для меня шок — и точка. В Самаре после двух дней такой непогоды разве что крыша у моей машины осталась бы белой. А все остальное было бы облеплено слоем грязи, чернозема...

Да я более чистого города в России не встречал, разве что в Европе. Именно эта чистота поразила. И если меня, как специалиста, кто-то спросит, каким бизнесом в Севастополе стоит заниматься, я кажу: «Всем, кроме автомоек!» (Смеется).

В рамках проекта «Интервью в Севастополе»
литературного редактора информационного агентства Игоря Азарова

 
  << назад

При использовании материалов сайта, активная индексируемая ссылка на «Информационный канал Севастополя» обязательна.


..........................................................................................................................................
все события
 
Яндекс.Погода
 
 
 

© 2015-2016 г. Информационный канал Севастополя
Россия, г.Севастополь, ул. 4-я Бастионная, 1

При использовании материалов с сайта www.ikstv.ru обратная ссылка обязательна.

Отдел новостей;
+7 (8692) 54-51-12
+7 (8692) 54-36-30
e-mail: news@ikstv.ru
Студия прямого эфира;
+7 (8692) 54-62-72
+7 (8692) 55-41-22
Отдел рекламы;
+7 (978) 023-32-00
+7 (8692) 54-63-77
e-mail: reclama@ikstv.ru
Яндекс.Метрика 200stran.ru: показано число посетителей за сегодня, онлайн, из каждой страны и за всё время Рейтинг@Mail.ru
up