«Предтечи» русской весны: Майдан, «Беркут», начало раскола в обществе

В пятую годовщину «русской весны» мы начинаем публикацию серии материалов, посвященных событиям 2014 года. О многих фактах очевидцы говорят впервые. Мы расскажем о событиях каждого дня. 22 февраля 2014 года в Севастополь из Киева вернулся «Беркут». Тогда у людей, не дрогнувших на Майдане, при приветствии своих земляков дрогнул голос. Их в Севастополе встречали с цветами.

К 2014 году раскол в украинском обществе стал необратимым. Противоречия с людьми, переименовавшими улицу поэта Лермонтова в улицу Дудаева, достигли максимума. И в 2014 году именно эти люди рвались к власти и деньгам, и не хотели больше никаких компромиссов. «Силу толпы» и слабость власти, потерявшей связь с избравшими её гражданами, они уже почувствовали.

На Украине в те дни властвовала обезумевшая толпа, действиями которой режиссировали извне. Подразделение «Беркут» в те дни противостояло толпе одним из первых.

В отряде «Беркута» из Севастополя 22 бойца были ранены (ожоги и огнестрельные ранения). Трое находились в тяжелом состоянии. Погибших в севастопольском отряде, к счастью, не было.

Здесь — встречают с цветами, там — ставят на колени

Ровно пять лет назад выполнявшие приказ, защищавшие государство и преданные им, уставшие морально и физически люди вернулись в Севастополь. Они стояли на площади больше месяца против бушующей, вооруженной «коктейлем Молотова» толпы. И в тот день они тоже стояли на площади — площади Нахимова. Но люди здесь скандировали «Спасибо», а женщины встречали бойцов цветами.

В этот же день, 22 февраля 2014 года, бойцов «Беркута» во Львове поставили на колени и просить прощения за события на Майдане. Аналогичные унизительные акции прошли ещё в нескольких городах Западной Украины.

Глава севастопольского подразделения «Беркута» в 2014 году, заместитель начальника ГУ Нацгвардии в Крыму и Севастополе, полковник полиции Сергей Колбин: «Надеялись вернуться в Севастополь к Новому году. Но события разворачивались так, что появилось недоумение по поводу происходящего, затем безнадежность. И наконец злость. Становилось ясно, что события ведут к смене власти».

Страх за семьи и убежище в Крыму

«Точкой невозврата» стал указ Авакова о расформировании спецподразделений. 20 февраля во Львове подожгли базу «Беркута» с двумя сотрудниками, находившимися в подвале. В других городах для «беркутовцев» устраивали «марши позора». На этом фоне, и из-за страха за свои семьи, многие бойцы «Беркута» из других городов приняли решение перебираться в Крым.

На сегодня в севастопольском ОМОНе продолжают службу бойцы из Закарпатья, Волыни, Тернополя, Львова, Херсона, Николаева, Запорожья.

А на Украине пять сотрудников «Беркута» до сих пор находятся под арестом.

«Ты нам больше не сын»: раскол «по-живому»

Раскол в обществе тогда прошел не только в политических взглядах.

«Доходило до того, что родители отказывались от своих сыновей. Некоторым бойцам говорили: можешь не возвращаться», —рассказывает Сергей Колбин.

Любопытно, что в первой линии против протестующих ставили подразделения силовиков из западных областей, а «южан», включая Крым и Севастополь — во второй линии.

На тот момент ещё никто до конца не понимал, как будут развиваться события, что будет делать «новая власть». Бойцы севастопольского отряда «Беркута» были готовы при необходимости даже продолжить сопротивление в форме партизанских действий в горах. Необходимые навыки у большинства из них для этого были.

Предателями или перебежчиками они себя не считали тогда, не считают и сейчас. «Мы присягали народу Украину», —  говорит Сергей Колбин, делая акцент на слове «народ».

Пять лет спустя

Чем же был Майдан? Сейчас уже можно делать более взвешенные оценки, чем в те дни. Действовавшая тогда киевская власть не смогла справиться «властью толпы» и заграничными политтехнологами, которые моделировали новую, антироссийскую Украину. Попытки подавить ещё сравнительно мирные протесты студентов грубой силой сменялись нерешительностью и откровенной пассивностью, когда толпа набирала мощь и становилась всё агрессивней. Уже под конец «майданной» оппозиции предлагались любые компромиссы, вплоть до досрочных президентских выборов. Но все они были отклонены. Косвенными жертвами так называемой «победы» Майдана стали десятки тысяч человек, впоследствии погибшие на Донбассе.

Но в 2014-м об этом еще никто не знал. А уже на следующий день в Севастополе состоялся знаменитый, вошедший в историю «русской весны» и всей страны, митинг. Это был первый, главный шаг, который сделали севастопольцы, к полному и окончательному возвращению в родную гавань.

Андрей Лобода

Фото: Иван Армашевский