Князь Меншиков — севастопольский антигерой (окончание)

Завершаем начатое во вторник повествование о человеке, которого современники назвали «князь Изменщиков». О светлейшем князе Александре Меншикове. Мы прервали разговор, рассказав о том, как светлейший князь проиграл сражение на реке Альма и обрек Севастополь на длительную и кровопролитную осаду.

По дороге разочарований

Адмирал Корнилов записал в своем дневнике: «Должно быть, Бог не оставил еще России; конечно, если бы неприятель прямо после Альминской битвы пошел на Севастополь, то легко овладел бы им».

Надо сказать, что командование англо-французов было не талантливее князя Меншикова. Союзники сразу же допустили серьезную ошибку: они могли бы с ходу овладеть Северной стороной Севастополя, которая являлась легкой добычей, но маршал Леруа де Сент-Арно (англичанин Фицрой Реглан инициативы не проявил) повел войска к Балаклаве. У Меншикова появился чудесный шанс взять реванш за Альму: он сохранил резервы и мог атаковать растянувшуюся и сильно измотанную англо-французскую колонну, двигавшуюся на юг. Возможно, осада Севастополя была бы сорвана.

Но Балаклаву армия вторжения взяла практически без боя, Меншиков не сделал ничего. Оборона города легла на плечи настоящих героев — Корнилова, Нахимова, Тотлебена.

Сражение под Балаклавой (13 октября 1854 года) Меншиков по крайней мере не проиграл, хотя главным успехом было лишь массовое истребление английских аристократов, служивших в кавалерийской бригаде лорда Кардигана. Светлейший князь попытался дать союзником более серьезный бой. Инкерманское сражение 24 октября 1854 года — у армии Меншикова даже имелось численное преимущество: 82 тысячи человек против 63 тысяч у англо-французов — было проиграно. Корреспондент лондонской газеты «Морнинг Кроникл» живописал: «Это отступление русских Гомер сравнил бы с отступлением льва, когда окруженный охотниками он отходит шаг за шагом. Потрясая гривой, обращая гордое чело свое к врагам своим, а потом снова продолжает путь, истекая кровью от многих ран, ему нанесенных, но непоколебимо мужественный, непобежденный». Да, сейчас так не пишут…

И все-таки штурм Севастополя был сорван, союзники перешли к зимней осаде. Неудачный налет генерала Степана Хрулева на занятую турками Евпаторию добил сломленного неудачами и сваленного с ног жесточайшим гриппом императора Николая I — 18 февраля 1855 года государь скончался. Его последним решением перед смертью было смещение светлейшего князя Александра Сергеевича Меншикова с поста главнокомандующего в Крыму. Лишился Меншиков и кресла морского министра.

Новый император Александр II назначил Меншикова генерал-губернатором в Кронштадт, но уже в апреле 1856 года светлейший князь вышел в отставку и отошел от дел. Даже по нашим меркам, он достиг пенсионного возраста.

Злое сердце и злой язык

Юрий Карлович Олеша, автор всем известных «Трех толстяков», как-то сказал: «Злой язык не значит злое сердце». Злой и острый язык князя Меншикова запечатлен в истории гораздо ярче его военных и гражданских заслуг. Возможно, сердце Александра Сергеевича и не было особо злым. Но оно было холодным, черствым, равнодушным. Видимо, как все недобрые люди, князь бывал под настроение сентиментален.

В книге Михаила Пыляева (пользуюсь изданием 1898 года) «Замечательные чудаки и оригиналы» находим характерный эпизод. Некто из близких к Меншикову лиц, заметив на глазах князя слезу, «которую он не успел стереть», осмелился спросить:

— Зачем скрываете вы добрые волнения души? И то говорят про вас, что вы не способны ни к какому человеческому чувству.

— Когда вы доживете до моих лет, — отвечал князь, — вы убедитесь, что люди не стоят того, чтобы беспокоиться об их мнении.

Вообще-то Меншиков не щадил языком своим ни врагов, ни друзей, но у него была троица излюбленных «мишеней» — министр финансов Ф.П. Вронченко, руководитель ведомства путей сообщения П.А. Клейнмихель и московский генерал-губернатор А.А. Закревский. Особенно доставалось действительно нечистому на руку и раболепствовашему перед царем графу Клейнмихелю, которого князь Александр Сергеевич своими язвительными остротами просто испепелял.

Не чужд был Меншиков и некоторой самоиронии, впрочем, весьма щадящей. Так, например, после поражения под Альмой князь, находивший, видимо, утешение в болтовне, некоторое время называл себя «граф Альмавива» (персонаж комедий Бомарше; le comte Almaviva).

Приведу здесь одну остроту Меншикова, которую нахожу удачной.

Император Николай I с пышной свитой внезапно появился в Пулковской обсерватории. Директор, Василий Струве, так смутился, что спрятался за телескоп.

— Что это с ним? — спросил император.

— Вероятно, напуган, увидев столько звезд не на своем месте! — ответил Меншиков, указывая на увешанные орденами мундиры придворных особ.

Нужно сказать, что князь Меншиков был неплохо образован, умен и начитан. Его личная библиотека насчитывала свыше 30 тысяч книг (по другим данным, до 50 тысяч !) и считалась одной из лучших частных библиотек в России.

Видимо, прав был Денис Давыдов, заметивший, что князь Меншиков «умел приспособить свой ум ко всему, но он не смог сделать своего ума из разрушающего созидающим».

Коза — золотые рога

Невесту нашему герою подобрал отец, князь Сергей Александрович. Сын ответил ему: «Мне нечего смотреть; я женился бы и на козе, если бы у нее были золотые рога и она могла родить Меншикова».

Что любопытно, эти условия были как раз соблюдены! Графиня Анна Александровна Протасова (1789-1849), племянница самой доверенной камер-фрейлины Екатерины Великой, была баснословно богата: достаточно сказать, что кроме денег и бриллиантов, в ее приданом насчитывалось 7000 душ крепостных крестьян. Вспомните «Мертвые души» — Чичиков был поражен, услыхав, что у Плюшкина в его лучшие годы имелась почти тысяча душ; помещик, хозяин трехсот душ, уже мог считаться вполне обеспеченным человеком. Правда, Анна Александровна была дурна собой, глупа, зла, ревнива и отвратительно воспитана.

Меншиков говорил приятелям, что его жена — мешок, который он выбросит, лишь только вытащит из него наследника. В этом браке родились двое детей: сын Владимир (1916-1893), последний светлейший князь Меншиков, будущий генерал-от-кавалерии и генерал-адъютант, и дочь Александра (1817-1884), по мужу Вадковская.

После рождения детей князь Меншиков велел заложить кирпичом проход на женскую половину дома и с женой практически не общался до самой ее кончины.

… Светлейший князь Александр Сергеевич Меншиков скончался 19 апреля (1 мая) 1869 года и был похоронен в церкви своего имения Александрово Клинского уезда Московской губернии. После революции храм был снесен, могила севастопольского антигероя, увы, утрачена.

Впрочем, он не забыт. Как сообщает всезнающая «Википедия», в новоотстроенном храме установлена мемориальная доска, отлитая в Северодвинске из лопастей винта атомной подводной лодки. А 24 сентября 2011 года в Александрово был открыт бюст А.С. Меншикова, созданный по инициативе петербургских моряков во главе с контр-адмиралом Г.Н. Антоновым. Стоит напомнить, что в Севастополе когда-то была Меншиковская улица (в Артиллерийской слободке) — сомнительно, что имя светлейшего князя когда-нибудь появится на карте Севастополя вновь…

Как завершить разговор?

Чтобы сохранить объективность и не нарушать требований историзма, рассказ о князе Меншикове завершу словами современного нам автора: «Надо отметить, что приближенные к сильным мира сего всегда вызывали зависть и раздражение у окружающих и, быть может, поэтому личность А.С. Меншикова, безусловно неординарная, характеризуется его современниками и многими последующими историками неоднозначно, часто негативно. Разгадать загадку человека, деятельность которого была обширна и разнообразна, возможно только после тщательного изучения исторической литературы об этой личности и эпохе, в которой А.С. Меншиков жил, а также многочисленных документов, пока мало или совсем не изученных. Они еще ждут своего вдумчивого, обстоятельного и объективного исследователя».

Все это, конечно, так. Но, как мне кажется, никакие исследования «исторической литературы» и «многочисленных документов» репутацию «князя Изменщикова» не спасут. Разве что где-то уточнят детали.

Игорь Азаров,

литературный редактор