Первая оборона Севастополя: еще два имени

Мы обстоятельно поговорили о двух главнокомандующих русской армией в Крыму — А. С. Меншикове и М. Д. Горчакове. Нельзя сказать, что о них написано слишком много и что мы все о них знаем. Во всяком случае при желании дополнительную информацию найти не сложно. Но есть фигуры, практически забытые. Точнее сказать, это личности довольно яркие и известные, забыты и очень скудно освещены их заслуги в годы Крымской войны. Попытаюсь напомнить. Информации, увы, мало.

Александр Лидерс, третий главнокомандующий

Александр Николаевич фон Лидерс (собственно, фон Людерс), выходец из «русских немцев», мог бы сказать о себе словами Пушкина о другом Александре — «воспитанный под барабаном». Уже в 14 лет был он записан в Брянский пехотный полк и за свою долгую жизнь успел принять участие во всех войнах, которые вела тогда Российская империя.

Совсем молодым офицером отличился, воюя с турками, — в 1811 году за отличие в бою под Батином получил золотую шпагу «за храбрость».

Будет и вторая такая же шпага — за отличие в бою под Красным. Вся война 1812 года: Смоленск, Бородино, Тарутино, Малоярославец — везде видим Лидерса. Заграничные походы русской армии, разгром французов в Германии — Люцен, Бауцен, Кульм — и здесь Лидерс. Под Кульмом был тяжело ранен, долго лечился.

Примечательно: в Бородинской битве участвовали трое офицеров, которым потом, через сорок лет, суждено было оборонять Севастополь, командовать русской армией в Крыму. Интересно, кстати, на Бородинском поле или позже, во время заграничных походов, общались ли молодые, горячие, еще не начавшие строить головокружительные карьеры Меншиков, Горчаков и Лидерс?

Во время русско-турецкой войны 1828-1829 годов Александр Лидерс командовал 37-м егерским полком, личным примером показывая своим солдатам чудеса храбрости. Его начальник, генерал Федор Васильевич Ридигер (с 1847 года — граф; из этого же рода Ридигеров происходил патриарх Алексий II), так говорил о Лидерсе и его егерях: «Где 37-й полк, там не нужна дивизия».

Войны, бои, чины, раны и ордена… В 1852 году генерал Лидерс получает высшую награду империи — орден Св. Андрея Первозванного.

В Крыму Александр Николаевич фон Лидерс с 27 декабря 1855 года — в должности главнокомандующего Крымской армией, заменив на этом посту князя Михаила Дмитриевича Горчакова. Скупые слова из официальной биографии: главной заботой Лидерса в это время было «упорядочение сильно запущенных госпитальных и продовольственных дел». И не больше, увы. А хотелось бы знать детали. Хотелось бы, например, иметь информацию о том, как Лидерс решал проблемы Севастополя.

В некрологе Лидерса нашел такую строку: «…в январе 1856 года был главнокомандующим в Крыму. Здесь он окончил войну с союзными армиями, и по причине слепоты, взял отпуск и весной 1857 года отправился для лечения во Францию и Италию». Скупо! Мало!

Видимо, судьбе было угодно вести Лидерса по следам Горчакова. В 1861 году, после смерти Михаила Дмитриевича, генерал от инфантерии и генерал-адъютант Александр Николаевич фон Лидерс был назначен наместником Царства Польского. Отмечают в его деятельности на этой пороховой бочке удивительное сочетание требовательности, разумной жесткости с дипломатичностью и тактом.

Поляки русских ненавидели и бунтовали, но стрелял в наместника офицер (дезертир) русской армии — некто Андрей Потебня, кстати, брат известного украинского филолога. Покушение произошло 15 июня 1862 года, когда генерал Лидерс, как всегда один, без охраны, прогуливался в Варшаве по аллеям Саксонского парка. «Подлец стреляет сзади!» — крикнул убегающему террористу Лидерс, раненый в шею. Он нашел в себе силы (ему 72 года, не забудем) зажать рану рукой и самостоятельно вернуться в свою резиденцию. Потом пришлось долго лечиться в Германии. А Потебня прожил недолго, сражаясь против свой родины.

В 1862 году Александр Николаевич фон Лидерс был возведен в графское достоинство и назначен членом Государственного совета. Последние свои годы он провел в Одессе, где и умер 1 февраля 1874 года, на 84-м году жизни. Очень хорошо написал о нашем герое генерал Петр Кононович Меньков, главный редактор «Военного сборника» и «Русского инвалида»: «Что-то непонятно привлекательное было во всем существе Лидерса. Всегда спокойный, всегда и со всеми вежливый, Лидерс приобрел общую любовь всех, от генерала до солдата».

Константин Пален, будущий министр

Граф Константин Иванович фон дер Пален (12 января 1830 — 2 мая 1912) приходился родным внуком знаменитому генералу Петру Алексеевичу Палену (1745-1826), организатору убийства императора Павла I в марте 1801 года.

Константин Пален начал свою карьеру именно в Севастополе.

В книге Александра Звягинцева «Роковая Фемида. Драматические судьбы знаменитых российских юристов» о Палене читаем: «В июне 1855 года его командировали в Крым, в распоряжение графа М.М. Виельгорского-Матюшкина. Там он состоял при комиссии «О сборе приношений в пользу раненых при защите Севастополя и семейств убитых», созданной по инициативе императрицы Марии Александровны (супруга Александра II, бабушка Николая II — Ред.)…»

В Севастополе молодой граф Пален провел три последние месяца осады. Чего это ему стоило? Снова обратимся к книге Звягинцева: «Достаточно отметить, что из восьми членов комиссии к концу ее деятельности в живых осталось только трое. Сам граф Пален заразился тифом и чудом остался жить». За работу в Севастополе Константин Иванович получил ордена Св. Анны 3-й степени и Св. Владимира 4-й степени, а также серебряную медаль за защиту города.

Увы, ничего вразумительного не отыскал я ни о графе Михаиле Михайловиче Виельгорском-Матюшкине, ни о возглавляемой им комиссии. Да и биографов Палена «севастопольский эпизод», увы, занимает мало, так как графу предстояло более чем заметное поприще.

В 1864-1867 годах Константин Иванович занимает пост псковского губернатора, а в 1867-1878 годах руководит российским министерством юстиции. Кстати, как это сейчас в США, в императорской России должность министра юстиции была соединена с должностью генерал-прокурора, который не только осуществлял прокурорский надзор, но и руководил работой Сената — высшего судебного органа империи. Это было исключительно престижное место в государственном аппарате, причем, надо сказать, Пален проявил себя достойно. Выдающийся русский юрист Анатолий Федорович Кони полагал, что граф К.И. фон дер Пален — «самый лучший администратор» из всех российских министров юстиции от Александра II до Николая II.

Пален держался относительно либеральных взглядов, что обеспечило ему длительное пребывание на посту министра в эпоху «Великих реформ». Министерскую карьеру Палена погубило дело Веры Засулич, террористки, которую оправдал суд присяжных. Возмущенный Александр II отправил графа Константина Ивановича в отставку, хотя сам Пален жестко требовал обеспечить Вере Засулич суровый приговор. Председательствовал в суде Анатолий Федорович Кони, надолго потом впавший в немилость «в высших сферах».

Через много лет после суда над Засулич граф Пален и Кони встретились. Палену было уже за восемьдесят. Кони вспоминал: «Он очень мне обрадовался, рассказал много интересного о том, что тогда происходило за кулисами, а потом вдруг посмотрел на меня и сказал:

— Вы меня простили?

— Да что вы, граф, я вас не понимаю, в чем я могу простить вас?

— Нет, вы отлично меня понимаете: я столько причинил вам неприятностей, даже горя, я отравил столько лет вашей жизни…но простите меня, старика, я не понимал вас тогда, я многого тогда не понимал; теперь я понял, я теперь другой человек, но поздно.»

Граф Константин Иванович фон дер Пален не хотел уходить из жизни не прощенным, с камнем на сердце…

Любопытная деталь: на коронационных фотографиях Николая II часто можно найти и лицо графа Палена: и на коронации Александра III, и на коронации Николая II граф Константин Иванович исполнял должность верховного церемониймейстера.

 

Что важно для популяризатора исторических знаний: наполнить сосуд, дав огромный объем фактажа, или зажечь факел, пробудив читателя к самостоятельному поиску? Мне кажется, второе…

Игорь АЗАРОВ,
литературный редактор