Илья Пономарёв: Слова Елизарова — ложь и попытка повлиять на проводимую проверку

Вице-губернатор Севастополя Илья Пономарев опроверг все «обвинения» Елизарова.

Сегодня на брифинге, который состоялся в Севморпорту, Илья Пономарёв изложил позицию правительства города по поводу скандальных высказываний руководителя КРУ Сергея Елизарова.

Как известно, обвинения Елизарова вызвали значительный резонанс в городе.

Отметим основные тезисы в ответе Пономарёва.

Проверку, к которой апеллировал Елизаров, инициировало само правительство города. То самое, которое Елизаров обвиняет в якобы «сознательном банкротстве Севморпорта».

Более того, именно по инициативе правительства города в состав контрольной группы включены сотрудники Контрольно-счетной палаты Севастополя и Управления экономической безопасности УМВД России по Севастополю.

То есть, если верить Елизарову, правительство само «вырыло себе яму», что лишено всякой логики.

Высказывание Елизарова, непосредственного участника и руководителя проверки, до её окончания — вопиюще некорректно.

Это не просто попытка «поймать хайп», выражаясь молодежным слэнгом. Как отметил Пономарев, это вполне может трактоваться как попытка повлиять на итоги проверки.

Далее Пономарев прокомментировал сами претензии Елизарова.

Танкеры, которые якобы списали и чуть ли не «украли», в 2013 году, то есть еще при Украине, были переданы в бэрбоут-чартер, и не заходят в порты России с 2014 года. Сейчас ведется работа по их возвращению, к которой готовы привлечь и международные суды.

По причалу, который якобы используется на безвозмездной основе, имеется более 10 договоров за 2017 и 2018 года. И по всем этим договорам осуществлялась оплата.

Еще одно высказывание Елизарова касалось стоянки судна «Индиго» у причала № 230. На самом деле «Индиго» стоит на причале еще с украинских времен.

Судовладелец был установлен в 2014 году, но он указывает на наличие имеющегося договора швартовки судна с третьим лицом и ссылается на действующие нормы. Порт требовал подписать договор стоянки судна уже в российском правовом поле. Исковые заявления в отношении и судовладельца, и третьего лица, использующего причал, будут направлены в суд и с них истребуют оплату за весь период использования причала. Информация по сложившейся ситуации с причалом № 230 передавалась администрацией порта в линейное отделение полиции Севастополя.

И наконец, якобы «распродажа имущества порта за один рубль» — это тоже ложь, заявил Пономарёв. Ни один объект недвижимости Севморпорта продан не был.

Пономарёв признал, что сокращение перевалки с почти 6 млн тонн в 2013 году до чуть менее 200 тыс. тонн не могло не сказаться на экономических показателях работы порта, и это вызывает беспокойство. Это следствие того, что инфраструктура порта не востребована из-за санкций.

При этом сохранены рабочие места — в порту работает 800 севастопольцев. Обеспечивается работа морского пассажирского транспорта.

Предприятие несет огромную социальную нагрузку, и это повод определиться по стратегии развития порта на федеральном уровне.

Что же послужило поводом для скандального заявления руководителя КРУ Елизарова? Сообщалось, что чиновник предоставил неполные и недостоверные сведения о доходах, расходах и обязательстве имущественного характера. В связи с этим комиссия по соблюдению требований к служебному поведению госслужащих и урегулированию конфликта интересов рекомендовала уволить его в связи с утратой доверия.