«Мне достался городской холм» (Руслан Микаилов)

Наш собеседник — художник, журналист и режиссер Руслан Микаилов

Очень много лет назад пишущему эти строки попал в руки уникальный сувенир, привезенный в 1962 году его отцом с Кубы. Карта Гаваны — и какая! Со множеством больших и маленьких тщательно нарисованных улиц, парков, площадей и зданий — парламента, министерств, музеев, отелей, кафе… И все было с большим юмором нарисовано: вот уличный мальчишка плюет на спину полицейскому, вот подгулявшая парочка у ресторана, вот из своего окна дама в чепце выливает ночную вазу… Красота!

Нечто подобное есть теперь и в Севастополе. И не одна — семь карт. Разные районы, разные художники. Новинка уже наделала шуму, за картами охотятся и свои, и приезжие. Беседуем с одним из создателей арт-путеводителя.

— Руслан, каков был путь от идеи до воплощения? Как вообще родилось это графическое-географическое чудо в коробочке?

— Идея принадлежит Ольге Долговой из театра им. Луначарского. Она дружна с нашим художественным сообществом, мы собираемся в мастерской Владимира Новикова — там идея создания этих карт, арт-путеводителя, если называть плод нашего труда точнее, и была озвучена. Мысль сразу всем нам показалась очень привлекательной и интересной. Точнее сейчас не скажу: было это, кажется, осенью прошлого года.

— Отсутствие дедлайна, как сейчас это называют, то есть, жесткого срока и спешки гарантировало качество работы?

— Лично про себя говорю. Я такой человек, что если мне не поставят жесткие временные рамки, буду тянуть до последнего. Мне нужно ощущение срока и аврала. Если бы не Ольга Долгова, я бы и сейчас еще не управился. Благодаря тому, что последовал «волшебный пендель», свою часть работы я выполнил за два дня. Есть ребята, которые работают по-другому. Сергей Меркулов, например, садился и без спешки рисовал по два часа в день, аккуратно, методично. Кстати, идея упаковки карт в коробочку и дизайн самой коробочки — его работа. Очень стильно, интеллигентно получилось!

А я работаю на аврале. Меня нужно подгонять и теребить, иначе уныние и сон. (Смеется)

— Вам, Руслан, как я понимаю, при дележе достался самый сладкий кусок?

— Да, можно, наверное, сказать и так. Правда, мне достался городской холм — сладкий кусок, как вы сказали, — потому, что все от него отказались. Слишком всем знакомо, слишком банально. Но ведь центр Севастополя — это не только холм. Нана Деменкова рисовала свою часть центра с воодушевлением, а это не оригинальнее моего холма.

А я даже кое-что незнакомое для себя обнаружил. Например, про военную поликлинику я особо и не знал, как-то раньше ее не касался. Сразу надо понимать, что это не топографическая карта, а путеводитель — было важно показать не точность, а привлекательность. Значит, нужно было непременно изобразить то, что все должны увидеть, раз уж там оказались. Конечно, были сразу выделены главные или опорные достопримечательности — памятник Ленину, Башня ветров, гимназия, Владимирский собор, Петропавловский собор с памятником Кириллу и Мефодию, третья школа, госпиталь, почтамт и «Диалог».

— Ну, «Диалог», скажем прямо, сомнительная достопримечательность…

— Да, кстати, «Диалог» добавил нам проблем. Но он же есть — так скажем, как объективная реальность. Мы показывали эти карты, мою в частности, в Заксобрании Татьяне Михайловне Щербаковой, вот именно «Диалог» ее как-то особенно зацепил, и работу нашу она оценила прохладно, скептически. А мы рассчитывали получить правительственный грант, чтобы наши карты в типографии отпечатать. Пришлось в итоге сбрасываться и все печатать за свой счет. Отсюда и такой маленький тираж — 250 комплектов.

Но в планах, конечно, есть мысль часть денег от реализации употребить на второй тираж, еще в этом летнем сезоне. Интерес, кстати, большой — тут помогли соцсети. Уже есть желающие выкупить у нас оптом все, что еще не разошлось.

— Странно, что столь очевидная идея воплощена в жизнь только сейчас, не находите?

— Нет, что-то подобное делалось, но не так заметно, не настолько интересно. Вы же понимаете, грандиозных идей много, а с деньгами под их реализацию не так уж хорошо. Мы старались экономить на всем: например, эти самые стильные коробочки мы собирали и склеивали сами. Вы смеетесь сейчас, а оказалось, что дело непривычное и трудное. Семь человек 60 наборов делали — коробки плюс укладка — шесть часов! А всех наборов, как вы помните, двести пятьдесят. Непросто! Так что это лишь кажется, что смешно: весело рассказывать…

— Семь карт выполнены в разной стилистике, разными мастерами — это минус или плюс?

— Я думаю, что это плюс. Причем очень большой плюс. Это ведь не труд картографа со стандартными знаками, точными масштабами. Это произведение искусства, авторский взгляд. Точнее — семь авторских взглядов на любимый Севастополь. Этим наш труд, думаю, ценен и интересен. Вообще же мы намерены развивать успех и продолжить работу. Но боюсь делиться творческими идеями: эти ваши интервью популярны, кто-то прочитает — вдруг перехватит тему. (Смеется)

— Я так понял, вы, художники, существуете и держитесь группой?

— Да, у нас своя художественная группа, творческое объединение «МОСТ». Долго искали себе хорошее, емкое название. Сперва был СМОХ — Севастопольское молодежное объединение художников. Но как-то не слишком это оказалось благозвучно: ты смох или не смох? (Смеется) Само собой, понятно, почему, пришло слово «МОСТ». Только положительные эмоции — как минимум, на шесть лет. (Смеется) Очень выигрышное слово!

— Так и его можно принять за аббревиатуру, ну как-то так, допустим: Молодые Основоположники Севастопольского Творчества. Это первое просто, что в голову пришло. Была бы фантазия! Какие у вас и ваших товарищей планы?

— У нас планы работать и совместно участвовать в выставках. Владимир Новиков у нас, например, имеет свой проект «Тренога» — в любом подходящем для этого места на треноге устанавливается картина. Люди подходят, смотрят, обсуждают. Выставка одной картины — вся прелесть в мобильности.

— А свое, личное?

— Мне хотелось поработать в жанре книжной иллюстрации, но как-то не получается… Очень давно хочу проиллюстрировать Виктора Пелевина. Очень интересен Хулио Картасар, но там совсем сложно, замудренно написано… Не знаю пока, с какого конца взяться…

— Может, согласиться для начала на что-то яснее и проще: фэнтези или сказка?

— Но мне жанр фэнтези, при всем моем сказочном восприятии мира, все-таки не близок. Я бы хотел обратиться к классике. Допустим, Достоевский… Князь Мышкин — мой любимый литературный герой, он мне очень по-человечески близок…

А еще есть желание заняться стрит-артом. Это нечто вроде уличных граффити, если концептуально, но с яркой социальной составляющей… Так что в плане реального воплощения этой мечты можно нарваться на большие неприятности…

Биография:

Руслан Микаилов родился в 1982 году в Севастополе. Шесть лет учился в Севастопольской художественной школе. В 1999-2000 годах учился на факультете искусствоведения филиала СПбГУП. В 2000-2005 годах учился на факультете журналистики Севастопольского филиала МГУ им. М.В. Ломоносова.

Сотрудничал с различными СМИ, в 2011 году работал режиссером монтажа на «Народном канале» (Севастополь). Два года прожил в Санкт-Петербурге; снял два клипа и несколько короткометражных фильмов, участвовал в кино и видеофестивалях. Как победитель одного из таких фестивалей побывал в Варшаве — в гостях у знаменитого кинорежиссера Кшиштофа Занусси. В апреле 2017 состоялась дебютная персональная художественная выставка. Участник творческого объединения МОСТ. Журналист, художник, сценарист, писатель, фотограф.

В рамках проекта «Интервью в Севастополе» литературного редактора информационного агентства Игоря Азарова