«Мы могли бы петь три дня, не повторяясь» (Виталий Замятин)

Наш собеседник — руководитель группы «Приморский парк» Виталий Замятин.

Вы знаете, что такое райдер? Это набор требований (оплата идёт отдельно), которые предъявляются артистами к организаторам их выступлений. Конечно, свой райдер есть и у «Приморского парка». Техническую часть опустим. Бытовую составляющую цитирую: «Гримёрка, обеспеченная утюгом, гладильной доской. Баллон с питьевой водой. Чайник, заварные чай и кофе. Молоко и сливки. По прибытии музыкантов — тарелка с бутербродами (12 шт.). По окончании выступления — горячий обед». И всё. А с чем бутерброды? А качество горячего обеда? Это, надо понимать, на совести принимающей стороны. Ни шампанского, ни коньяка, ни изысканных десертов. Может, просто не знают себе цены? Ребята из «Приморского парка» предельно скромны. Это не поза. Такова их сущность. Никакой рисовки, желания произвести впечатление. «За нас всё говорят наши песни», — сказал мне один из музыкантов. А песни у них замечательные, уж поверьте, если сами пока не слышали.

Севастополь имеет феноменальный творческий коллектив. Их четверо: Виталий Замятин — вокал, ударные; Виталий Воронцов — гитара, саксофон; Максим Перов — труба, тромбон, чёрно-белые клавиши; Александр Зуев —контрабас. Их «база» — тесноватая комнатка в яхт-клубе ЧФ на ул. Адмирала Владимирского, прямо у моря. Пока музыканты репетируют, беседую с Виталием Замятиным, вокалистом и лидером группы. Он немногословен. Ему проще сразу петь.

— Виталий, как долго существует «Приморский парк»?

— В этом году, как раз на День города — 14 июня, нам исполнится четыре года. Так получилось, что свой первый концерт «Приморский парк» сыграл именно в этот день в 2014 году на ракетном крейсере «Москва».

— Кстати, почему выбрали такое название?

— Это виновата Изабелла Юрьева. (Смеётся) Помните, у неё была песня, которая называлась «Саша»: «…ты помнишь наши встречи в приморском парке, на берегу…» А в Севастополе — море, берег, парки. И встречи в этих парках. Всё родное.

— А как произошло объединение четырёх музыкантов в единый коллектив?

— С Александром Зуевым и Максимом Перовым мы дружим давно. А в 2014 году в Севастополь из Москвы перебрался наш гитарист Виталий Воронцов. Он в Калининграде родился, а я там учился — мир тесен. (Смеётся) Четыре года мы вместе. Это дар судьбы: собрались мультиинструменталисты, прекрасные ребята, я их очень люблю. Мы, если так можно сказать, отгородились от нравов и правил нынешнего шоу-бизнеса. Там схема такая: вокалист — он же лидер — и сессионные музыканты. У нас внутри коллектива совсем иные отношения. Как в старой доброй песне: «И теперь вода нам как земля, и теперь наш экипаж — семья». Мы так свою группу и называем — «музыкальный экипаж».

Биография:

Замятин Виталий Вадимович родился 15 сентября 1981 года в Севастополе. Учился в 1-й музыкальной школе им. Н. А. Римского-Корсакова и музыкальном колледже им. С. В. Рахманинова в Калининграде. Срочную службу проходил в оркестре штаба Дважды Краснознамённого Балтийского флота. Окончил Московскую государственную академию им. Маймонида — факультет мировой музыкальной культуры, кафедра джазовой музыки. Защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата искусствоведения. В 2014 году вместе с музыкантами Александром Зуевым, Максимом Перовым и Виталием Воронцовым создал группу «Приморский парк».

— Самый главный, наверное, вопрос для всех, кто поёт: каков Ваш репертуар?

— Репертуар преимущественно собственный. Пишу текст, аккорды, гармонию. Потом приношу на репетицию. И уже все вместе работаем над аранжировкой. Конечно, поём и чужое, если только это близко нам по духу и настроению.

— Как бы Вы определили свой стиль? Есть те, кому подражаете?

— Стараемся иметь своё лицо, узнаваемое и неподражаемое. (Смеётся) По стилю мы, наверное, ближе к джазу. Стараемся больше импровизировать. Одна и та же песня может у нас в разных концертах звучать совершенно по-разному. Например, есть у нас песня «Зажигалка» — поначалу такая разухабистая, весёлая, а потом мы из неё сделали босса-нову. Попробовали — и получилось. Вообще не нужно думать, что у нас в репертуаре одна задорная «развлекуха». У нас есть и лирика, и песни гражданского звучания — «Три подвига», «Парус», «Луч». Я бы сказал, что соотношение лирики и всего такого прочего у нас в репертуаре 60 на 40. Мы серьёзно относимся к своим текстам. И весёлое с пошлым не путаем.

— Вы не пытались издать сборник своих текстов?

— Как книгу стихов? Ещё не думал об этом. Спасибо за идею!

— А что скажете о своей аудитории?

— Как говорится, от шести и до упора. Был у нас — я надеюсь, он и сейчас остаётся с нами — ну, как сказать… Поклонник вроде бы звучит не слишком серьёзно… Одним словом, нравились наши песни одному капитану дальнего плавания, которому далеко за восемьдесят. Его дети, кстати, нас тоже охотно слушают и наши песни поют. Нам повезло: наши семьи, наши родители хорошо понимают и поддерживают то, что мы делаем. Вообще, как я заметил, равнодушных, скучающих и зевающих на наших концертах нет. Мы непременно зацепим — не задорным весельем, так тонкой лирикой. Чтобы, как люди говорят, душа свернулась и развернулась. Просто не помню, чтобы кто-то встал во время нашего выступления и ушёл.

— Вы гастролируете?

— Да, были в Центральной России: в Москве, Санкт-Петербурге, Ярославле и Вологде. Когда мы в Питере закрывали яхтенный сезон, слышали со всех сторон: «У нас таких групп нет! Приезжайте ещё!» (Смеётся) В начале лета планируем там быть. Но вообще очень хочется отправиться на Урал, в Сибирь. Там моря нет. А мы — это «Приморский парк», мы принесли бы туда то, что местным жителям практически не знакомо.

— Если вернуться к вопросу о репертуаре: сколько песен «музыкальный экипаж» может спеть?

— Авторских песен у нас около сорока. Ещё мы поём кавер-версии из творческого наследия Леонида Утёсова, Эдуарда Хиля — то, что нам близко по морской тематике. И как-то подсчитали: мы могли бы, не повторяясь, петь три дня. При этом у нас много новых песен сейчас в процессе работы — готовим свой второй альбом.

— А в первом альбоме сколько было песен?

— В первом двадцать шесть.

— Стахановский какой-то труд…

— Ну, во втором будет числом поменьше. Но хотим сделать по содержанию и лучше, и глубже.

— А в родном Севастополе где можно услышать «Приморский парк»?

— Хочу сказать, что работается всем нам лучше всего именно дома, в Севастополе. Летом, когда погода позволяет, часто играем прямо здесь — в яхт-клубе. А сейчас почти каждую неделю поём в Quickbeerbar, в Артиллерийской бухте. Это наши большие друзья.

— В соцсетях нашёл такой отклик о «Приморском парке»: «Спасибо любимой группе. Каждый концерт — море позитива. Вас приятно слушать. На вашем выступлении возникает ощущение, что ты усталый пират, а в кармане звенят золотые дублоны». Эта длинная запевка именно к разговору о «дублонах». Кормит Вас музыка?

— Да, с голоду не умираем, слава Богу. (Смеётся) Хочется, конечно, выхода на более широкую аудиторию, на высокую сцену, это правда. Вообще же мы работаем сами по себе, над нами никого нет — это в том плане хорошо, что раз денег не дают, то и отрабатывать их не требуют. (Смеётся) Есть друзья-меценаты, им за поддержку и помощь большое спасибо!

— Принято считать, что люди искусства — уж тем более музыканты, богема — аполитичны. В марте город ждёт уникальное в его истории событие — выборы главы государства российского. Вы пойдёте?

— Пойду, конечно! Можно откреститься от выборов: мол, не наше это дело. Но для севастопольца такая позиция, в этом я просто уверен, неприемлема. Мы непременно будем голосовать 18 марта.

— Давайте теперь поговорим о хобби и мечтах.

— Хобби, если справедливо будет назвать сочинение музыки и стихов работой, — парусный спорт. Мы пользуемся в родном яхт-клубе яхтой «Муссон». Приводим её в порядок, участвуем в регатах. Море — наше всё.

А мечта… Очень хочется с севастопольским флагом и морскими песнями проехать через всю великую Россию: от Калининграда до Владивостока и Петропавловска-Камчатского!

В рамках проекта «Интервью в Севастополе» литературного редактора информационного агентства Игоря Азарова