«Романтика любви и сегодня не угасла…» (Людмила Оршанская)

Наш собеседник — актриса и режиссер Людмила Оршанская

Уже писал это и еще раз с удовольствием повторю: «столичные» («третья столица России!») амбиции Севастополя подкрепляются исключительно насыщенной культурной жизнью города, причем тон задают наши прославленные театры. «Луначарский» буквально потряс «Мастером и Маргаритой» и тут же, следом, выдал феерические «Кьоджинские перепалки», вызвавшие бурные споры у всех, кто сей спектакль видел. «Лавренев» в конце ноября представит на строгий суд нашего искушенного зрителя комедию «Амуры в снегу»: русский XVIII век, Денис Фонвизин — можно сейчас только предвкушать, насколько это должно получиться стильно, ярко и интересно.

Нечто совершенно удивительное готовит и ТЮЗ, поэтому так мудрено было перехватить режиссера накануне премьеры… Но нам это удалось.

— Я знаю, что уже все билеты на премьерный показ проданы?

— Да, мне сказали, что все билеты проданы.  Дополнительный спектакль даже придется давать.

— Осень — время премьер. Ноябрь — 200 лет со дня рождения Ивана Сергеевича Тургенева, пройти мимо этой даты — не уважать себя… Но почему «Ася»?

— Ну да, не «Записки охотника», конечно, и не «Отцы и дети». Но в школьной программе «Ася» есть.

 

— И ее «проходят». Как в свое время, кстати, «прошел» и я…

— Ничего не меняется! И миллионы других «пройдут» точно так же. Без существенного ущерба для себя. Так вполне может показаться.  Но знаете, как говорят: глаз сильнее уха! Конечно, ни на каком уроке не дадут того, что можно увидеть и понять только в театре. А человек, далекий от русской классики, ворует у самого себя, не говоря уже высоких слов о невежестве, безграмотности и ударе по национальной самоидентичности… Если мы, театр, в этом можем помочь, то и слава Богу — значит, такова и есть наша задача: пробудить интерес.

Почему именно «Ася»? Знаете, видимо, так на небе звезды сошлись… Все не случайно в этой жизни. Я начала писать инсценировку в июне, а премьеру тогда планировали на 27 ноября. Потом перенесли на 17-е. Оказалось, что и Тургенев начал писать эту повесть в июне…

— …И писал он ее долго.

— Совершенно верно! Как раз до 27 ноября! Уже 30-го он ее передал в «Современник», печатать. Это был 1857 год. Он писал «Асю» в самый кризисный период жизни. Тургенев тогда болел, испытывал не только физические, но и душевные терзания. И вообще хотел тогда расстаться с литературным трудом. А ведь сам сюжет был рожден в единый миг…

— Два окна в маленьком домике…

— На какой-то лодочке, в Германии, проплывая по Рейну… Да, увидел домик и два окошка — в нижнем окне была старуха, а из верхнего выглядывала молодая девушка… И тут же родился сюжет. Он сам признается, что писал эту повесть, обливаясь слезами. Тут даже спорить никто не будет: всё здесь, в «Асе», очень автобиографично.

— Не знаю, мне кажется, что любой писатель пишет прежде всего о себе. Помните, Флобер говорил: «Госпожа Бовари — это я!»

— Или о себе, или о тех, кто близок. Ася, дочь барина и служанки, в повести — сильная девушка, способная на смелый поступок. Она искренна, она честна. Она борется за свое счастье — и ей отведено очень мало времени на это… Конечно, тут перед глазами у Ивана Сергеевича Тургенева была его собственная незаконнорожденная дочь — Полина Брюэр. И, возможно, его незаконнорожденная сестра — Варвара Житова. Видимо, это все очень глубоко и мучительно переживалось им, долго и тяжело лежало на сердце. А потом в один миг сложилось в сюжет — достаточно было лишь какого-то смутного внешнего намека, как те два окошка, в крохотном городке на Рейне.

— Но «Ася», как я думаю, менее всего повесть о социальных проблемах.

— Конечно, главная тема — любовь. Так, как Тургенев воспел женщину, как он понял глубину женского характера, так, наверное, ни один другой русский писатель не смог бы. И низкий поклон Ивану Сергеевичу за это. Я уверена, что романтика любви и сегодня не угасла…

— Вот поэтому я осмеливаюсь перебить Вас и задать такой вопрос: насколько «Ася» современна? Поймут ли ее наши, нынешние?

— Когда все искренне, когда все честно, когда все по-настоящему, без фальши и вранья… Поймут! Надеюсь, нет, даже уверена, что наши актеры с этим справятся. Это не может не тронуть. При всех условностях театра: все настоящее, подлинное равнодушным никого и никогда не оставит. А у Тургенева, при всем его романтизме, все подлинное и настоящее — прежде всего, я говорю о любви, о чувствах героев. Исключительная психологическая достоверность — полной чашей. Наша задача эту чашу не расплескать.

— Вот интересно: там же, в «Асе», собственно, минимум действующих лиц. Отсюда большая нагрузка на актера — он постоянно как под микроскопом. У Вас в спектакле сколько человек занято, трое?

— У нас в спектакле занято четыре человека. Автора играют два актера — в этом главная сложность. Не хочу сейчас все наши тайны раскрывать. Нужно спектакль смотреть. Мы даем свою трактовку, с ней могут и не согласиться.

Но главный посыл, конечно, адресован молодежи: берегите свое чувство, свою любовь. И, может так статься, что другой любви, другого счастья у вас в жизни уже и не будет!

— Коль оно пришло — хватай. Грубо, наверное, звучит?

— Да нет… Справедливо. Пришла любовь — держи и не отпускай. И будь осторожен. Не открывай ее тем, кто может разрушить ваши чувства словом или делом. Береги тайны своей любви. Чужое счастье многим покоя не дает — вот это молодым тоже нужно понимать очень хорошо. Есть и зависть, и подлость. И предательство есть, и лицемерие. И соперничество, и бездушие.

Не бывает чувства любви ни вчера, ни завтра — только сегодня и сейчас. И это миг. Потерял — не вернешь. Надежда, что потом придет еще… Чаще всего это обман и самообман.

Поэтому так в конце жизни и кается в «Асе» автор: не уберег, упустил любовь свою. Не понял, не удержал. Элегия об утраченном, несостоявшемся, ускользнувшем счастье…

— Вы высокую планку, я чувствую, своим актерам поставили.

— Надо приблизиться к Тургеневу. Мы очень бережно подходим к авторскому тексту — не меняем ни единого слова. Актерам надо жить и чувствовать так, как герои повести. Если сфальшивим — сцена отомстит… Счастье побыть с великим писателем рядом. Сейчас, перед премьерой, сами понимаете, как волнуемся… Конечно, молюсь. Конечно, говорю: помогайте, Иван Сергеевич!

— Как с музыкой, с костюмами, сценографией?

— Художник-постановщик, Татьяна Борисовна Карасева, придумала нам интересную сценографию: очень лаконичную, черно-белую, как закат жизни автора. А музыка — я соединила чудесную музыку венских вальсов Йозефа Ланнера, как написано у самого Тургенева, с вальсом современного, совсем недавно ушедшего композитора, Олега Каравайчука, мотивом Гагина, брата Аси и антагониста автора. Гагин ломает судьбу Аси. И когда она просит его сыграть вальс, звучат эти ломаные, странные звуки — вроде бы шутка, вроде бы веселье, но любовь уже исключена…

В 1879 году Иван Сергеевич Тургенев написал пронзительные строки, ему приснилось, что среди ночи кто-то зовет его по имени: «Ах, это все моё прошедшее, всё моё счастье, всё, всё, что я лелеял и любил, — навсегда и безвозвратно прощалось со мною!»

Эти слова не покидали меня все время работы над спектаклем…

Биография

Людмила Евгеньевна Оршанская родилась в городе Александровск-Сахалинский.

В 1974 году окончила Дальневосточный институт искусств, где ее наставником был педагог-новатор Петр Ершов, автор труда «Режиссура как практическая психология».

В Севастополе Людмила Оршанская служила в театрах им. Б.Лавренева и им. А.В. Луначарского.

Вместе с Виктором Оршанским создала театр-студию «На Большой Морской», которая выросла в знаменитый Севастопольский ТЮЗ. Бессменно руководит художественным коллективом этого театра.

Лауреат Премии Автономной Республики Крым.

Лауреат премии им. М. Кропивницкого Национального союза театральных деятелей Украины (2010).

Заслуженный деятель искусств Украины.

В рамках проекта «Интервью в Севастополе»
литературного редактора информационного агентства
Игоря Азарова