Русские без сна

РУССКИЕ БЕЗ СНА

История о тех, кто в Севастополь фашизм не пустил

в фотографиях участников событий Русской весны

СЕВАСТОПОЛЬ БЕЗ ФАШИЗМА

самооборона города

Новости о событиях на майдане в конце 2013 — начале 2014 года были похожи на фронтовые сводки. За ними внимательно следили и Россия, и Украина.

Самыми внимательными телезрителями, наверное, не только в Севастополе, а во всём мире, были 30 человек. Они собрались у севастопольца Олега Махонина и решали, что делать дальше.

Никому из собравшихся не нужно было объяснять, что происходит в украинской столице и чем это может грозить Севастополю.

Дома у Олега Махонина собрался будущий штаб севастопольской самообороны. Ставшие свидетелями раздела флота в 90-х годах, пережившие в украинские времена не одно покушение на историю Севастополя, они понимали, что митингующие одним Киевом не ограничатся.

В относительно спокойные времена националисты пытались уничтожить памятник Екатерине II, установленный напротив Дома офицеров флота рядом с домом Правительства и нынешним Законодательным собранием. Ночью к монументу приехали спасатели МЧС и попытались свалить памятник с постамента. Тогда севастопольцам удалось отстоять императрицу вместе с правом на историческую память. Теперь же, после полного захвата власти, который националистам удалось провернуть на переломе 2013—2014 годов, опьянённые кровью правосеки могли запросто учинить в городе погром.

Сейчас его все знают как председателя организации «Севастополь без фашизма». Тот самый Олег Махонин, дома у которого собрался костяк севастопольской самообороны, вспоминает, что в те дни на улице стояла пасмурная погода. Люди ходили по улицам в курточках и ёжились от холода и неопределённости. Никто из собравшихся у Олега не знал, чем всё закончится.

Главное решение, которое было принято в тот день: Севастополь должен дать отпор инородному телу украинского национализма, а для этого нужна организация.

«Мы разбились на пятёрки, распределили обязанности», — рассказывает Олег Росляков. Он был одним из участников той самой встречи, а позднее стал начальником штаба, объединившего силы народного сопротивления.

Никаких лишних слов, все предложения лаконичны. Каждый из собравшихся больше думал, чем говорил.

Уже на первой встрече было понятно, что киевский майдан забросит в Севастополь самых отмороженных боевиков.

Севастопольская самооборона начала готовиться к возможным провокациям, чтобы пресечь их вовремя.

Город уже наводнили группы провокаторов с майдана. Задачи этих групп позднее весь мир увидел в телевизионных репортажах из Одессы. Украинские националисты планировали устроить в Севастополе то же, что и в одесском Доме профсоюзов.

О планах националистов севастопольская самооборона была осведомлена достаточно хорошо. Это удалось благодаря налаженной разведке.

Даже по прошествии четырёх лет Олег Росляков немного хмурится, когда вспоминает, как украинские националисты готовились захватывать Крым. Севастопольской самообороне было известно и о «поездах дружбы» с убийцами, которые могли приехать на полуостров, и о формирующихся на юге Украине батальонах. В Севастополь националисты собирались заезжать в том числе на бронетехнике.

К подобному развитию событий севастопольская самооборона уже была готова.  В короткое время силы народного сопротивления стали полноценным боевым подразделением, способным дать отпор боевикам майдана.

Ежедневные патрули в те дни были не просто ритуалом, а сложнейшей работой. Ещё одной важнейшей задачей было выполнение контрразведывательных функций. Сигналы о появлении подозрительных лиц поступали постоянно. Многие из них подтверждались. Так было раскрыто молодёжное подполье кличковской партии «Удар». Его членами были юные жители Севастополя. Подполье удалось разогнать, а его членов отдать родителям, чтобы те провели с ними профилактическую работу.

Ловили и более серьёзных диверсантов. После задержания их передавали правоохранительным органам. Также добровольцы самообороны помогали «вежливым людям».

В сложную пору становления Русской весны севастопольская самооборона сыграла ключевую роль. На силы народного сопротивления была возложена особая миссия: обеспечение работы координационного совета. И как показало время, справились они с ней блестяще.

позывной «Ёж»

доброволец севастопольской самообороны

«Я сам с Украины, у меня там живут родители. В самооборону записался сразу же, как только объявили набор. Теперь мне путь домой заказан. Но я ни о чём не жалею. Всё равно я бы не смог там жить. У нас сто тысяч правосеков сели на шею сорока миллионам украинцев, а те молчат.

Во времена Русской весны в Севастополе было неспокойно. С провокаторами было очень сложно. Что с ними делать? У нас законных полномочий для пресечения их деструктивной деятельности не было. Мы могли их только сдать в милицию. Правоохранительные органы задержать их тоже не могли — не за что было. Тех, кто приезжал из других областей, мы отправляли домой. Что делать с местными националистами, было непонятно.

Молодняк из партии «Удар» просто сдали родителям. В этой подпольной ячейке состояли несовершеннолетние. Родители поначалу даже не верили рассказам о том, на чём попались их дети. Но потом им показали сообщения, которыми они обменивались. Показали атрибутику, которую нашли у детей. Родители были в шоке.

С крымскими татарами было тоже очень сложно. Ещё во времена Украины в Севастополе появились представители Хизб ут-Тахрир. Это международная террористическая организация. Сколько их было на самом деле, я даже не могу сказать. Нам было известно о 30 людях. За ними было установлено наблюдение.

При Украине севастопольские исламисты из запрещенной в России Хизб ут-Тахрир даже угрожали имаму. Он подал на них в суд, и судья приговорил виновных к штрафу. До 2014 года исламские радикалы в городе держались очень крепко. У них был свой бизнес. Они держали кафе не то «Хиляль», не то «Хилель». Милиция ничего не могла с ними сделать, так как исламским радикалам покровительствовал прокурор города Владимир Дереза.

В Байдарской долине вообще ваххабиты жили».

ФАШИЗМ — НЕ ЛЮБО

казачество в Севастополе

Русская весна в Севастополе для казаков началась задолго до киевских событий. В украинскую эпоху Крыма они были одними из тех, кто спасал русскую историю полуострова.

А в 2014 году в Севастополь приехал заместитель атамана войска донского Николай Дьяконов. Он сумел объединить разрозненные казачьи общины и занялся координацией действий отрядов, прибывающих на помощь городу.

Вместе с севастопольской самообороной казаки занялись охраной общественного порядка, поиском провокаторов.

Они же стали защитниками воли всего Севастополя на ключевом митинге 23 февраля. Тогда в городе была провозглашена народная власть и силовики пытались провести задержания. Казаки и самооборона встали живой стеной перед правоохранительными органами.

После того митинга киевские власти поняли, что окончательно потеряли Севастополь. Правоохранительные органы сняли блокпосты, установленные вокруг города.

Решение руководства МВД снять блокпосты осложняло ситуацию. Они были пусть иллюзорной, но хоть какой-то защитой от вооружённых националистов. По крайней мере, была надежда, что в город не смогут провезти оружие. Тогда было принято решение организовать свои наблюдательные пункты на въезде в Севастополь. Так на полуострове появились внутренние блокпосты.

Российские казаки стали первыми, кто пришел на помощь крымчанам. Когда на полуострове только-только начали разворачиваться события, в одном только Краснодарском крае добровольцами  записалось более десяти тысяч казаков. Под видом туристов кубанцы перебрались в Крым. Предупреждённые украинскими спецслужбами пограничники пытались их не пустить, порой даже шли на должностные преступления. Например, надрывали паспорта.

Именно кубанские казаки и были первыми, кто пришёл на помощь севастопольскому «Беркуту», когда спецназовцы заняли блокпосты на севере Крыма.

Среди казаков было немало ветеранов боевых действий, прошедших не одну горячую точку. Поэтому их часто принимали за командированных сотрудников ГРУ или ФСБ. Они сумели организовать сбор разведывательных данных в зоне своей ответственности, поэтому знали обо всех передвижениях военной техники на украинской стороне.

Благодаря добытой казаками информации силам самообороны удалось пресечь заброс украинских диверсионных  групп на полуостров. Их перевозили  на катерах через Сиваш. Разведчики сумели обнаружить базу боевиков майдана на территории турбазы. Задачей провокаторов был срыв референдума.

Именно казаки сумели перекрыть ещё один канал, по которому националисты проникали на полуостров. Те решили использовать для этих целей дальнобойщиков и подсаживались к ним  в кабину вторыми водителями.

В число подвигов казаков входит и спасение нынешнего главы Крыма Сергея Аксёнова. Они сумели пресечь попытку его захвата в симферопольском аэропорту.

Помимо севастопольских и кубанских казаков Крым защищали также донские, самарские и терские казаки.

P. S.

В тот период, когда в Севастополе разворачивались события Русской весны, в городе не было зафиксировано ни одного случая бытового криминала. Этот факт был отмечен во время одного из совещаний, посвящённого итогам года. Когда представители севастопольской самообороны и казачества говорят о том, что им удалось защитить город, они не лукавят. Это им удалось сделать в прямом смысле слова.

В истории Русской весны было немало событий, в которых самооборона и казачество не просто приняли непосредственное участие, а были на самом острие происходящего.

В их биографии было и противостояние в Симферополе, куда севастопольцы поехали на помощь крымским братьям, и блокпосты на севере Крыма. Об этом будет рассказано в последующих материалах из цикла «Русская весна».

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ

Автор проекта: Сергей МИНАБУТДИНОВ