«Те, кто помогает, сами часто нуждаются в поддержке» (Наталья Кирюхина)

Наш собеседник — представитель ОП Севастополя в Общественной палате России Наталья Кирюхина

В числе безусловно позитивных перемен, произошедших за недавнее время в общественно-политической жизни Севастополя, не последнее место занимает исключительно активная деятельность Общественной палаты. Это звучит несколько парадоксально, так как Общественная палата в городе появилась не вчера. Однако, в силу ряда объективных и субъективных причин, до недавних пор ее работа была затруднена, в городе говорили о необходимости роспуска ОП. Достаточно сказать, например, что лишь 23 апреля сего года был избран представитель Общественной палаты Севастополя в Общественной палате России — Наталья Кирюхина.

Биография:

Наталья Анатольевна Кирюхина родилась в 1975 году. По образованию — юрист, работает нотариусом.  В Общественную палату Севастополя прошла по квоте Законодательного собрания от Нотариальной палаты города Севастополя.  С апреля 2018 года — представитель ОП города федерального значения Севастополь в Общественной палате Российской   Федерации. Замужем, двое детей.

— Наталья Анатольевна, буквально за пару месяцев Общественная палата Севастополя словно пробудилась ото сна. Как вы оцениваете сейчас положение дел?

— Безусловно, в последние полтора-два месяца работа идет в достаточно напряженном и жестком графике. Практически каждую неделю в Общественной палате Севастополя проходят мероприятия, которые носят социально направленный характер. На этих мероприятиях представлены, по их направлениям, все общественные организации города и все категории лиц, которых касаются рассматриваемые нами социально значимые вопросы. В течение последних двух месяцев не прошло ни одной недели, чтобы ОП Севастополя не прозвучала в СМИ — региональных или федеральных, так работа действительно идет плодотворная, и это меня очень радует.  Замечу, что на моей работе перемены, произошедшие в Общественной палате, не отразились: я работаю с первого дня нашей каденции. Мне сразу удалось четко определить для себя направление деятельности: социальные проблемы. Изначально моя деятельность в Общественной палате была связана с помощью и поддержкой некоммерческих организаций, занимающихся оказанием социальных услуг, так как те, кто помогает, сами часто нуждаются в поддержке. И эта работа мною не прекращалась с того момента, как ОП в нашем городе была сформирована.  В качестве представителя Общественной палаты города Севастополя в Общественной палате России я являюсь членом комиссии по развитию некоммерческого сектора и поддержки социально ориентированных НКО. То есть, занимаюсь там тем, чем занималась и занимаюсь в ОП Севастополя.  Прежде всего речь идет о координации системной работы, организации взаимодействия между некоммерческим сектором Севастополя и органами исполнительной и законодательной власти.

— Правильно ли я понял, что лично вам особенно близки те некоммерческие общественные организации, которые оказывают поддержку и помощь людям социально малозащищенным, людям с ограниченными физическими возможностями?

— В Севастополе зарегистрировано порядка восьмисот некоммерческих организаций, остается только непонятным, где они и чем занимаются. Количество не переходит в качество, и на слуху у нас одни и те же НКО — действительно работающие. У нас на деле таких реально работающих, необходимых нашему обществу организаций не так уж много. Прежде всего, соглашусь с вами – это общественные организации инвалидов. Мир стремительно меняется, меняется ситуация вокруг нас — все это требует исключительной мобильности и ответственности от лидеров этих НКО. Фактически руководитель такой организации — многостаночник, он должен знать и уметь все…

— И юрист, и экономист, и бухгалтер, и психолог, и педагог…

— Именно. И только такой руководитель, настоящий лидер, сможет сплотить вокруг себя команду, в которой каждый будет работать по своему направлению на общий результат. А результат ясен: позитивные изменения в жизни людей с ограниченными возможностями в нашем городе. Чем могу помочь лично я — организовать взаимодействие этих организаций с исполнительной и законодательной властью.  Совершенно ясно, что не каждый руководитель НКО может быть квалифицированным юристом, обладать временем и опытом, чтобы разработать план, алгоритм действий, которые гарантируют желаемый результат. Любой социальный проект, который реализует та или иная общественная организация, — это всегда работа с совершенно конкретными людьми, многие из которых находятся в трудной жизненной ситуации. Может, в такой ситуации, которая никак не была решена даже при обращении в государственную структуру. Именно эти люди приходят за помощью в НКО. И я свою задачу вижу в помощи этим НКО. Особенно если общественники предлагают реальные идеи и проекты — тут важно их вовремя услышать и поддержать.

— Часто даже зайти в тот или иной кабинет общественнику весьма непросто…

— Больше скажу. Получается, что наши харизматические лидеры социально активных НКО иногда проходят по категории «городских сумасшедших». Но вообще-то для подобной работы, видимо, в характере должна быть какая-то «сумасшедшинка».

— Это как у Высоцкого: «Настоящих буйных мало, вот и нету вожаков»?

— Несомненно им нужны и настойчивость, и смелость особого рода. Прежде всего потому, что перед ними стоят совершенно специфические задачи. Например, общественная организация «Особые дети» — это группа родителей детей-инвалидов, которым необходимо создать новую инклюзивную среду, чтобы воспитывать и развивать своих ребят, и дети могли получить в полной мере и образовательные, и медицинские, и любые другие необходимые им услуги. Для этого 200 семей сплотились в организацию. Для нашего города — это серьезно. Вот и представьте себе, каковы требования к лидеру такой команды! Очень ценю то, что руководители социально направленных НКО видят весь комплекс проблем, стоящих перед их организациями. Поэтому они выносят свои вопросы на обсуждение в Общественную палату, и мы можем дать этим проблемам и адекватную оценку, предложить алгоритм их решения. При этом часто этот алгоритм носит достаточно универсальный характер. Невозможно хорошо делать то, во что ты сам не веришь. В этом смысле наши общественники — просто подвижники. В наших социально ответственных НКО помогают не всему человечеству, а конкретным людям — с именами и фамилиями. Так в НКО возникает корпоративная социальная ответственность. В Севастополе особо успешно работают как раз такие организации.

— Например?

— Наверное, в первую очередь следовало бы назвать именно организации ветеранов и инвалидов. Как пример исключительной активности и высочайшей социальной ответственности, назову организацию «Дом солнца», которой руководит Елена Васечкина, и организацию «Особые дети», которой руководит Аида Менанова. Очень интересна работа организации «Дорожный контроль», там руководителем является Максим Мишин; конечно, есть и другие, хорошо известные в информационном пространстве города своими реальными делами.  Особо следует заметить, что очень изменились задачи общественных организаций, если вспоминать украинский период. Тогда во главе угла была борьба и «майданщина», многие вопросы решались не умом, а горлом. Сейчас же реалии таковы, что для получения финансирования — региональных или президентских грантов — НКО необходимо предоставить проект, который будет интересен, важен и практически полезен для значительного количества людей, непременно должна быть очевидна социальная значимость проекта. Поэтому перед каждой севастопольской общественной организацией стоит именно эта задача: разработка социально значимых проектов, во-первых, и в случае их одобрения — претворение в жизнь, во-вторых. Главное: реальным делом улучшить нашу жизнь.

— Ну вот интересно, какие социально значимые проекты могут рассчитывать на президентский грант?

— В этом году семь севастопольских общественных организаций получили президентские гранты, это в общей сумме 12 млн рублей. Что признано важным и социально значимым, например: организация бесплатных юридических консультаций для населения; стерилизация бродячих животных; организация краеведческого досуга для «трудных» подростков; съемка серии фильмов по подводной истории Севастополя…

— Мы говорили о «круглых столах», проводимых Общественной палатой. Просто интересно, насколько эффективен этот метод работы.

— Он эффективен. Но не всегда итоговые резолюции наших «круглых столов» удобны для тех или иных органов власти. Например, мы провели мероприятие, связанное с работой социального такси в городе Севастополе, обсуждали этот вид услуг. По нашим данным, на весь Севастополь два социальных такси для инвалидов, в то время как самих инвалидов — 21 тыс. человек. Вот тут можно было бы поставить точку и не продолжать. Мое предложение очевидно. Покупка транспортных средств, причем специальных транспортных средств (в таком такси могут находиться четыре инвалида-колясочника) — дело дорогое, естественно, денег на такую роскошь нет. Почему не могут быть куплены самые обычные недорогие легковые машины? Это позволило бы если не решить проблему, то в известной степени снять ее остроту, ведь не все наши инвалиды прикованы к коляскам. Я думаю, власти города нас все-таки услышат.

В рамках проекта «Интервью в Севастополе» литературного редактора информационного агентства Игоря Азарова