«Уж если говорить о демократии…» (Борис Колесников и Сергей Михайлюк)

Наши собеседники — руководители Севастопольского регионального отделения партии «Единая Россия» Борис Колесников и Сергей Михайлюк.

Говорят, что в спорах рождается истина. Это верно, если вы спорите о частностях. Если вы спорите о принципах, победит не истина. Победит арифметика. Во всех парламентах мира все принципиальные споры и разногласия именно так и разрешаются — голосованием. Ничего лучше человечество не изобрело. Но что делать, если в принципиальном споре голоса делятся ровно пополам? Это тупик? Ответ сможет дать только время. В любом случае кому-то придётся свои принципы переоценить… Возможно, цену принципам подскажут рядовые избиратели. Возможно, возобладает здравый смысл. Две «болевые точки», ставшие предметом острых дискуссий, нам сегодня предстоит обозначить. Нашими политическими экспертами сегодня выступают Борис Колесников и Сергей Михайлюк.

— Борис Дмитриевич, в наших интервью эта тема поднималась, но с повестки дня она не снята: о поимённом голосовании в Заксобрании Севастополя. Это принципиальный вопрос?

Биография:

Колесников Борис Дмитриевич родился 29 декабря 1959 года в Севастополе. В 2002 г. закончил Харьковский государственный университет им. Г. Сковороды. Служил в органах МВД, уволился в 1992 г., не пожелав принять украинскую присягу. Юрист, адвокат. Депутат Законодательного собрания Севастополя. Член Генерального совета партии «Единая Россия». Секретарь Севастопольского регионального отделения партии «Единая Россия».

— Безусловно. Два года назад, при необходимости можно точно назвать дату, политсовет Севастопольской региональной организации партии «Единая Россия» обязал нашу фракцию в Заксобрании поддержать и проголосовать за изменение в регламенте — поимённое голосование по всем вопросам, кроме кадровых. Как минимум трижды эта поправка нами вносилась и ни разу не набирала необходимого количества голосов. Мы терпим поражение за поражением только потому, что нам не хватает одного голоса: 12 депутатов голосуют «за», но этого мало. Кстати, в городском парламенте лишь два депутата представляют ЛДПР, остальные — «Единую Россию». Видимо, у ряда коллег есть не только партийная, но и какая-то иная дисциплина.

Проблема в том, что история «парламентаризма» в Севастополе восходит к истории горсовета, к которой можно относиться по-разному. Но там даже неудобные, скользкие вопросы, как, например, повышение тарифов, голосовались поимённо! Список поимённого голосования не было труда получить, тайны из него не делалось.

Уж если говорить о демократии, в этом поимённом голосовании преемственность должна была бы соблюдаться. Ведь кто такой депутат? Это человек, уполномоченный группой сограждан, избирателей представлять и защищать их права и интересы. Совершенно естественно, что каждый избиратель имеет право знать не только общий итог голосования по тому или иному вопросу, но и то, какую позицию, голосуя, занял его представитель — конкретный депутат с именем и фамилией. Это справедливо. Кстати, Государственная Дума голосует поимённо. Никого это не удивляет и не напрягает.

Когда голосование выгодно работает на имидж, и наши оппоненты прибегают к «поимёнке». К сожалению, и с этим приходится смириться. У нас важно не то, что реально сделано, а то, как это будет подано в средствах массовой информации. У ряда депутатов есть возможность постоянно использовать услуги рейтинговых, влиятельных СМИ. У нас такие возможности гораздо скромнее.

Главный довод против открытого поимённого голосования — оно якобы открывает возможность для давления на депутатов. Любопытно, о давлении с чьей стороны тут идёт речь? Я сам много раз не был согласен с предложениями руководителей исполнительной власти, спорил с ними, отстаивал свою правоту. Кто там на кого давление оказывал? Депутат всегда должен уметь аргументированно отстаивать свою позицию. И личную, и партийную. Если этого нет — грош цена такому депутату.

Поправку о поимённом голосовании мы будем вносить до окончания нашей каденции. Три раза мы проиграли, но борьба на этом не закончена. Хотим полной открытости работы Заксобрания в Севастополе. Для нас это принципиально.

— Теперь вопрос к Вам, Сергей Витальевич. Вы не депутат, но справедливо считаетесь знатоком и экспертом по части тонкостей избирательных технологий. Весьма авторитетные люди в Законодательном собрании выступили с привлекательной идеей полного перехода на мажоритарную систему выборов: 24 округа — двадцать четыре депутата. И никаких партийных списков. Может, это тот путь, с которым следует согласиться?

Биография:

Михайлюк Сергей Витальевич родился 21 марта 1988 года в Севастополе. В 2003 г. окончил СШ № 8 Минобороны РФ. В 2013 г. с отличием окончил Саратовский государственный социально-экономический университет по специальности «производственный менеджмент». Член президиума регионального политсовета, заместитель секретаря Севастопольского регионального отделения партии «Единая Россия». Увлечения: книги, изучение истории и политологии.

— Не могу с этим путём согласиться! При всей его красивой информационной подаче, при том, что идея «чистой мажоритарки» хорошо воспринимается на слух, а миф о том, что депутат-мажоритарщик работает продуктивнее и эффективнее, чем депутат-списочник, всё ещё устойчив.

Понимаете, очень смущает одно обстоятельство. Если бы эта инициатива была высказана не за год до истечения полномочий нынешнего депутатского корпуса, а скажем, в самом начале его работы, не возник бы очень острый вопрос: а кому это выгодно? Как говорил классик, давайте «алгеброй проверим гармонию». Вместо восьми мажоритарных округов мы получаем двадцать четыре. Численность избирателей на округе сокращается в три раза: от 38—45 тыс. до 12—14 тыс. Число участковых избирательных комиссий (УИК) на округе сокращается с 15—17 до 4—5.

Обеспечить на муниципальных выборах явку в 51% очень сложно. Но, допустим, обеспечили, т. е. из 12,5 тыс. избирателей округа пришли голосовать 6251 человек. Значит, для победы нужно всего-то 3126 голосов, если претендентов двое. Если их больше, голосов для победы на выборах потребуется совсем немного.

К чему вся эта цифирь? А к тому, что, простите за грубость, «окучить» округ, с которого надо только 3126 голосов, элементарно. И мы берём «верхнюю планку». С добавлением клонов, «технических кандидатов» и т. п. речь может идти о заметно меньшем количестве голосов. Это, честно сказать, несколько 9-этажек. Технологии тут сложностью большой не отличаются. Мотивируются старшие домов — «ломы». Эти «ломы» замыкают на себя «электоральную базу». Звучит всё это, конечно, противно, но на деле будет именно так. Даже дать потенциальному кандидату за каждый голос «за» стиральную машинку, допустим, ценой в 15 или 20 тысяч — совсем не так затратно. Не так трудно и «проконтролировать» работу четырёх или пяти УИК.

И вот вам итог: в парламент города заходит любая финансовая группа, она сможет зайти монолитом, ей нужно как минимум 13 мест, но чем больше, тем лучше. И эта группа начинает диктовать свои правила всему городу. Так что инициатива по «чистой мажоритарке» — медвежья услуга городу-герою Севастополю. Можно лишь догадываться, кто именно за этой инициативой стоит.

— С цифрами Ваше мнение представляется убедительным. Но всё-таки депутат, избранный непосредственно на округе, и депутат, избранный по партийному списку, — кто лучше работает на избирателя?

— Теория о том, что чем меньше округ, тем эффективнее мажоритарщик, тоже сколь привлекательна, столь и ошибочна. Я изучал этот вопрос специально. В Москве мажоритарный округ — это от 170 тыс. избирателей, в Санкт-Петербурге — от 130 тыс. Тут всё от человека зависит: работает он либо не работает.

Стараюсь мониторить работу депутатов Заксобрания Севастополя. И не вижу никаких преимуществ в работе «мажоритарщиков» над работой «списочников». Борис Дмитриевич Колесников за себя сам не скажет, но к нему — «списочнику» — за советом и помощью на Большую Морскую, 4, в региональное отделение партии, идут люди со всего города: и из бухты Казачья, где живёт моя мама и я хорошо сам знаю ситуацию, и из Инкермана. И никто не услышит: вы не из моего округа.

Повторюсь, нынешняя схема с делением города на 24 мажоритарных округа будет полностью отвечать интересам не избирателей, а неких коммерческих групп. Давайте тогда прямо скажем: партии нам не нужны, это не те политические институты, которые нужны обществу. И люди в таком случае должны голосовать не за политические идеи, не за лидеров, а смотреть, кто больше даст и ещё больше наобещает.

Согласно Уставу партии перед выдвижением кандидатов от партии мы проводим за определённый срок до выборов так называемые праймериз, внутрипартийные выборы, если это первая модель. Каждый, даже не «единоросс», если только он не член какой-то иной партии, может предложить свою кандидатуру и проверить свои силы на этих предварительных выборах. За девять месяцев до старта избирательной кампании откроем 20—30% от общего количества избирательных участков. И по итогам этих праймериз сформируем партийный список. А предлагать людям богатых котов в мешках — не наш путь.

В рамках проекта «Интервью в Севастополе» литературного редактора информационного агентства Игоря Азарова