«Впервые буду играть человека, который меня и поопытнее, и постарше» (Петр Котров)

Наш собеседник — актер Севастопольского академического русского драматического театра им. А.В. Луначарского Пётр Котров

«Луначарский» после недолгих каникул открыл свой 108-й сезон, выхватить для беседы на полчаса из этого водоворота спектаклей и репетиций актера — не так-то просто. С Петром в Платановой аллее рассиживаться долго не пришлось, он готовился к утренней репетиции и время от времени украдкой косился на часы. «Всего тяжелей в почтовый день растянутый визит» — крутилась у меня в голове фраза одного неаполитанского маркиза, поэтому у нас получился такой своеобразный «блиц». У Петра даже кофе остыть не успел!

— У вас на страничке в Фейсбуке написано «из Риги», «живет в Риге». Это как?

— Да вот, просто забыл обновить… Но я действительно родился в Риге. А живу в Севастополе, в «Луначарском» — уже третий сезон. Прибалтийских корней у меня нет, я русский человек, но просто так сложились обстоятельства, там жили мама с папой. То, что я три года назад перебрался в Севастополь, не означает, что это для меня чужой город и я здесь раньше не был. Папа здесь с 1992 года живет, так что я каждое лето сюда приезжал. Я и в садик, и в начальную школу в Севастополе ходил. Но заканчивал школу в Риге. А образование получал в Москве.

— Вот это важная биографическая деталь. Вы закончили ГИТИС. В моем представлении, это некая высшая планка профессиональной подготовки артиста. Многие ваши весьма успешные коллеги имеют более скромную подготовку. Отсюда вопрос: все-таки — актером нужно родиться или актерскому мастерству можно научить?

— Научить, конечно, можно. Ведь и медведей учат на велосипеде кататься. Образование для артиста — только база. Мне, например, есть к чему стремиться, чему учиться и над чем работать. И это, наверное, на всю жизнь…

Хорошая школа дает технические навыки. Инструменты и способы. Очень важно, кто и как учит. Меня учил Борис Афанасьевич Морозов, народный артист РФ, главный режиссер Центрального академического театра Российской армии. Вообще повезло мне с педагогами. Они научили не только приемам профессии, но и пониманию сути профессии…

Иногда казалось: вот, взрослые люди с их давным-давно приобретенным опытом учат нас, молодых, уму-разуму, а все это уже устарело. Ничего подобного. Я себе за то благодарен, что ничего не пропускал мимо ушей. И имел возможность проверить теорию практикой. Поэтому я искренне признателен своим наставникам. Очень многие семена запали в меня и это сейчас дает всходы: понимание профессии, понимание своей задачи, понимание психологии — и собственной, и режиссерской, и партнеров по сцене.

— Маленький Петя Котров с какого времени знал, что будет артистом?

— Не сразу. Театр детской мечтой не был. Сперва ужасно хотелось быть пиратом. Потом очень скалолазом хотелось быть. Я в детстве все скалы и стройки в Севастополе и окрестностях облазил, хотя, конечно, дело это было опасное. При этом я занимался разными видами спорта. Искал себя! У меня в детстве были и музыкальная школа, и кружок шитья. Постоянный поиск. При этом я много переезжал, менял школы. Моя последняя школа в Риге была с театральной студией. Это и определило выбор.

— Общеизвестно, что в ГИТИС поступить невозможно. Во всяком случае, это чудовищно трудно. Вы с первого раза поступили?

— Да. И басню читал, правда, сейчас уже и не помню, какую. И прозу. Все как положено.

— Внешность при поступлении играет роль?

— Конечно же да! Есть такое. Но опять-таки… Не надо забывать, что в театре нужны разные люди. Как в жизни.

— Ну вот приходит молодой артист в театр и грезит Гамлетом, Ромео, Чацким или, скажем, Хлестаковым. А ему говорят: будешь играть Фирса в «Вишневом саде» и третьего зайчика в детском спектакле. И как с этим быть?

— Начать с того, что через это проходят все. Мне немного повезло. Как только я впервые попал в театр, один артист ушел в армию, и у меня было много вводов в самые разные спектакли, но, конечно, там не были главные роли. Это здорово на самом деле, когда можешь попробовать все. Это же часть профессии. Любую роль ты должен сыграть хорошо. Ведь театр — это коллективное творчество, командная игра. Даже если роль тебе не слишком по вкусу, ты должен выходить и делать свое дело честно. Мне кажется, что постоянно играть главные роли даже скучно. Да и физически, и психологически очень непросто. Вы еще учтите, какой у нас большой и разнообразный репертуар, как часто мы выпускаем премьеры…

— Ну вот как раз о премьерах. С огромным успехом, просто феноменально пошел ваш спектакль «Мастер и Маргарита». И так получилось, что все мои интервью в «Луначарском» — с конца прошлого года — так или иначе касались работы именно над этой постановкой. Вы играете поэта Ивана Бездомного. На мой взгляд, это единственный персонаж в романе Булгакова, вызывающий положительные эмоции, хотя и не сразу. Как вы сами к этой роли подходили? Перед вами ставили задачу: вызови симпатию?

— Знаете, свою личную трактовку образа я предпочитаю никогда не рассказывать, потому что все актеры играют что-то очень свое, очень личное… Важно было показать конфликт искусства с обстоятельствами. Как время перемалывает судьбы творческих людей. Ведь Бездомный не бездарен и не безнадежен. Он честный человек. Мне хотелось показать, как падает у него пелена с глаз, как он, после всех этих роковых встреч и потрясений, прозревает. Да, ценой отказа от поэзии. Но там и не за что было держаться — в его случае. Я могу сказать, что мне эта роль исключительно интересна. Пожалуй, никого другого в этом спектакле не хотел бы играть.

— Что в открывшемся 108-м театральном сезоне новое будет уготовано вам, Петру Котрову?

— Вот буквально через несколько минут начнется репетиция… Карло Гольдони — «Кьоджинские перепалки». Для меня там найдена необычная роль. Смотрите, все мои предыдущие роли — молодые люди. Менее опытные и зрелые, чем реальный я. Это и Бездомный, о котором мы говорили, мальчик по сути дела, и чеховский Константин Треплев, и Костя в «Снегопаде для Киры».

А в этом спектакле, по Гольдони, мой коадъютор Исидоро, помощник уголовного судьи… Впервые буду играть человека, который меня и поопытнее, и постарше. Это сложная задача для молодого актера, возрастная роль. Пробовать надо, работать надо. Безусловно, очень интересно.

Я категорически не согласен с тем, что после премьеры спектакля работа над ним закончилась. Работа идет, пока спектакль играется, хоть в тысячный раз. Первые три-четыре показа — только фундамент. Потом спектакль обрастает «этажами», «декором»… Вот как у нас вырос спектакль «Снегопад для Киры» — каким мы его выпустили и каким он сейчас стал!

То же будет и с «Кьоджинскими перепалками»: от представления к представлению спектакль будет расти — качественно, эмоционально. И режиссер такой, что дает актерам свободу импровизации, те «люфты», которые нужно будет самим заполнять… Должно быть очень интересно, очень динамично. Приходите смотреть непременно.

 

Биография

Петр Владимирович Котров родился 10 сентября 1992 года в Риге.

В 2015 году окончил ГИТИС, курс народного артиста РФ Бориса Морозова.

Актер Севастопольского академического русского драматического театра им. А.В. Луначарского.

Роли в театре: Костя, «Снегопад для Киры»; Константин Треплев, «Чайка»; Иван Бездомный, «Мастер и Маргарита».

Увлечения: спорт, путешествия, кулинария.

Мечта: стать поваром топ-уровня

В рамках проекта «Интервью в Севастополе»
литературного редактора информационного агентства
Игоря АЗАРОВА

Фото предоставлены Петром Котровым.